Лексические игры

            Если представить язык в виде здания, то слова — это кирпичики, из которого оно построено, а грамматика — цемент, который их скрепляет. И как бы не был прочен цемент, дома не построить, если под рукой нет строи­тельного материала в достаточном количестве. Активный словарный запас, используемый человеком в устной речи, содержит приблизительно 1000 наиболее употре­бительных слов (примерно 85% всех слов, используемых в повседневном общении); 3000 лексических единиц по­крывают 95% употребляемых слов и лишь 5% приходит­ся на редкие слова, специальные термины и т.д. Для чте­ния текстов средней сложности изучающему иностран­ный язык достаточно 2000 слов, тогда как знание лексики в объеме около 3000 лексических единиц позволит ему читать практически любую литературу и прессу и об­щаться на узкие темы.

              Это не означает, однако, что в языке так мало слов: словарь крупного писателя содержит несколько десят­ков тысяч лексических единиц. Например, знаменитый итальянский поэт начала XX в. Габриэле Д’Аннунцио ут­верждал, что употребил в своих стихах и поэмах около сорока тысяч слов, тогда как словарь его великого со­отечественника Данте Алигьери был намного скромнее: «всего лишь» семнадцать тысяч лексических единиц.

               В целом же словарь французского или итальянского языка приближается к 300 000 лексических единиц, тог­да как в германских языках, где есть немало сложных слов, выражающих понятия, которые в других языках передаются с помощью нескольких лексем, насчитыва­ется до 400 000 единиц. Но «чемпионом» можно считать английский язык, в котором сосуществуют слова герман­ского и романского происхождения, благодаря чему язык изобилует синонимами: около 500 000 слов!

                Многие из тех, кто изучает иностранные языки (преж­де всего представители старших возрастных групп), ис­пытывают трудности при запоминании слов. В помощь им предлагается ряд методик, направленных на разви­тие памяти и ассоциативного мышления, а иногда даже видеокассеты, использующие эффект «скрытого кадра», якобы влияющего на подсознание. Так или иначе, все эти методики, представляемые как невероятные откры­тия, как прорыв в решении проблемы, как долгождан­ное освобождение от нудной «зубрежки» и т.д., на самом деле требуют немалых трудозатрат со стороны учащих­ся. То они должны придумать яркие зрительные образы, связанные с каждым изучаемым словом; то им предла­гается классифицировать слова по семантическому при­знаку и разнести их по различным таблицам, после чего попытаться («без труда») запомнить содержимое этих таблиц; то они должны как минимум три раза подряд просмотреть видеозапись, состоящую из сменяющих друг друга на экране иностранных слов (зачастую без пе­ревода на русский язык!), а затем в течение нескольких часов поработать с карточками, на которых напечатаны эти слова. Несмотря на всю «революционность» таких методик, никакого легкого и необременительного спо­соба выучить за короткое время большое количество слов они не предлагают.

                       Показательным в этом отношении является опыт очень популярной в свое время во всем мире коммуни­кативной методики «Суггестопедия», созданной в Бол­гарии врачом, педагогом и психотерапевтом Георгием Лозановым. Этот метод получил широкое распростра­нение и в США под названием Superlearning.В нашей стране он известен как «Метод активизации возможно­стей личности и коллектива» и используется на интен­сивных языковых курсах. Изначально метод Лозанова от­личался от большинства коммуникативных методик по­вышенным интересом к лексическому аспекту при изучении языка. Утверждалось, что учащиеся могут овла­деть лексическим запасом в 2000 слов всего лишь за два месяца интенсивного обучения. С этой целью им предла­галось, начиная с самых первых занятий, читать тексты больших объемов, которые затем обсуждались и прора­батывались. Был и такой вид работы: учащиеся удобно располагались в креслах (или даже ложились на пол или на кушетки) и слушали текст, читаемый диктором или пре­подавателем в определенном ритме под музыку, способ­ствующую расслаблению. Как утверждал Лозанов, под влиянием музыки эпохи барокко мозг входит в состоя­ние, близкое к тому, которое наблюдается у спящего или у находящегося под гипнозом человека. В суггестопедии использовались также аутогенный тренинг и некоторые приемы йоги.

                  Авторы американской системы Superlearning,исполь­зовавшей опыт и идеи Лозанова, пошли еще дальше: они утверждали, что язык лучше всего учить во сне! Внедрен­ная ими практика прослушивания аудиокурсов во сне оказалась абсолютно неэффективной и вызвала рост скепсиса и недоверия к суггестопедии в целом. Совре­менные последователи Лозанова практически отказались от попыток расширить словарный запас учащихся путем внушения.

               Однако мнение болгарского психолога о том, что зна­комство с лексикой должно осуществляться через текст, неоспоримо. Когда слово употреблено в определенном контексте, ученик видит, с каким предлогом или допол­нением оно может сочетаться, какова его стилистичес­кая окраска. Наконец, чтение текстов обеспечивает мно­гократное повторение слов, а это — необходимое усло­вие для их запоминания.

              Прекрасно усваиваются слова, встретившиеся в сти­хах, песнях, пословицах (о возможностях их использо­вания в учебном процессе мы поговорим отдельно). Не­плохим подспорьем могут стать и игры, рассматривае­мые в данном разделе книги. Многие из них можно предложить ученикам уже на первых занятиях иностран­ным языком, но есть и такие, которые уместны лишь на продвинутых этапах. Поэтому обратите внимание на ко­эффициент сложности той или иной игры. Можно иг­рать в лексические игры и с учениками, занимающими­ся индивидуально: в этом случае сам преподаватель дол­жен принимать участие в игре.

                 Следует учитывать некоторые особенности запомина­ния лексики, которые могут повлиять на результаты обу­чения. Нередко учащийся знает слово, но не помнит его значения. Так, соревнуясь с другими членами группы в том, кто вспомнит больше итальянских глаголов перво­го спряжения, один из моих студентов назвал около де­сяти глаголов; когда же его попросили перевести неко­торые из них, оказалось, что он и понятия не имел о том, что означают эти слова. Поэтому следует избегать игр, в которых слово присутствует как звуковой ряд, не напол­ненный значением; в играх типа «Слова, слова, слова...» требуйте от учащихся называть слово с русским перево­дом, при отсутствии которого названное слово не может быть засчитано.

 

 

Яндекс.Метрика Запчасти для снегоуборщиков