СИТИ

        Сити, древнейший район города, часто называют эко­номическим сердцем не только Лондона, но и всей Велико­британии. На небольшом участке земли находятся банки и биржи, главный почтамт, редакции престижных газет, офисные здания, а также центральный уголовный суд — Олд-Бейли. Занимаемая лондонским Сити площадь неве­лика: англичане называют этот район своей столицы «квадратной милей», что практически соответствует дей­ствительности.

            В глубокой древности на этом месте располагался весь­ма оживленный римский город, о чем и ныне напоминают остатки весьма мощной оборонительной стены, которой когда-то обнесли его рачительные основатели. Отсюда, соб­ственно, и название района — слово «сити» происходит от того же корня, что и «цитадель». После ухода римлян жизнь в Сити шла своим чередом. В средние века центром жизни городка стала рыночная площадь, прообраз совре­менных бирж.

             В этой части города много старинных зданий, однако их торжественные фасады выглядят немного нелепо на фоне многоэтажных детищ двадцатого столетия. Имею­щий четкие границы деловой центр в последние десятиле­тия неуклонно рос вверх. Причудливая архитектурная па­литра Сити, сочетающая в себе памятники средневековья и ультрасовременные постройки,— напоминание о катаст­рофическом пожаре, бушевавшем в Лондоне в 1666 году, и трагедии Второй мировой войны, когда во время воздуш­ных налетов фашистской авиации пострадали многие зда­ния. Земля в Сити — одна из самых дорогих в Великобри­тании, и это тоже послужило стимулом для появления здесь гигантов из бетона и стекла.

                Сити — неотъемлемая часть Лондона, но вместе с тем это и своеобразное «государство в государстве», квартал столицы, живущий по своему особому распорядку. Днем в Сити бурлит жизнь, но к вечеру «белые воротнички», как называют в Англии конторских служащих, разъезжа­ются по домам и квартал погружается в ночную дрему. Относительная, но далеко не музейная тишина царит здесь и в выходные дни, которые являются наилучшим време­нем для знакомства с Сити.

            Приятно побродить по малолюдным узким и кривым улицам, напоминающим о том, что они были проложены еще в средние века, попытаться представить себе востор­женного диккенсовского Уолтера Гея, летящего на крыль­ях радости из конторы всемогущего мистера Домби в скромный дом своего добросердечного дядюшки Соломона Джилса. Можно задаться и другой, неразрешимой, но весь­ма увлекательной задачей — попробовать определить, где же находился офис «Домби и сына». Если вы успели про­читать и полюбить этот роман, сердце наверняка подска­жет вам правильный ответ.

            Самой важной персоной в Сити является избираемый ежегодно лорд-мэр. Жизнью Сити также управляют олдер­мены (старейшины) — это звание присваивается пожиз­ненно — и советники из числа владельцев учреждений, расположенных на территории Сити. Выборы проводятся осенью, и в ноябре по улицам Сити проходит красочная процессия, во главе которой в старинной карете едет новый лорд-мэр. Он направляется к зданию суда, чтобы принести торжественную присягу. Ради такого случая мэр облача­ется в церемониальный костюм с мантией и массивной зо­лотой цепью. Последний атрибут был изготовлен в 1544 году. Украшения в виде эмалевых роз недвусмысленно указывают на то, что цепь делали в эпоху Тюдоров, герб которых украшал именно этот цветок. Кроме того, цент­ральным элементом цепи лорд-мэра является вставленный в бриллиантовую оправу сардоникс с вырезанным на нем гербом Сити. Это изображение было выполнено в 1799 году. Шествие лорд-мэра, старинный ритуал, восходящий к концу XIV века, вызывает неизменное любопытство как у приезжих, так и у жителей британской столицы.

             Каждый желающий может войти в Сити, однако труд­нее всего это осуществить правящему монарху. По давней традиции король или королева могут нанести официаль­ный визит в Сити только в том случае, если получают пред­варительное официальное разрешение лорд-мэра. При въезде королевский кортеж останавливается у начала Флит-стрит, где ранее находились ведущие в Сити ворота Темпл-бар, а теперь высится постамент, увенчанный брон­зовым грифоном, геральдическим животным Сити. Монар­ха встречает лорд-мэр, вручающий ему изумительной кра­соты отделанный жемчугом старинный меч, который поло­жено тотчас же возвратить обратно. Эта церемония означает, что из уважения к особе монарха лорд-мэр в пе­риод его пребывания в Сити слагает с себя свои полномо­чия, переадресовывая их своему суверену. Возврат меча — лишнее подтверждение тех привилегий, которые издавна удерживает независимый Сити.

            Резиденция лорд-мэра, Мэншен-хаус, является одной из наиболее ярких исторических и архитектурных до­стопримечательностей Сити. Это небольшое двухэтажное здание с шестиколонным портиком, увенчанным фронто­ном с лепными аллегорическими фигурами, изображаю­щими величие и процветание. Классицистическая архи­тектура Мэншен-хауса, возведенного в 1739-м — 1750-х годах Джорджем Дансом-Старшим, характерна для особ­няка георгианской эпохи. В Мэншен-хаусе хранятся сим­волы власти лорд-мэра. Это — жемчужный меч, старин­ный хрустальный жезл и описанная выше драгоценная цепь. Резиденция лорд-мэра — подлинная сокровищни­ца. Здесь находится изумительная коллекция английско­го серебра XVIII—XIX веков, а также интереснейшее со­брание английской скульптуры на различные сюжеты ан­глийской литературы. В Египетском зале резиденции проводятся официальные приемы. В отделке интерьеров все говорит о величии Сити, но не менее красноречиво свидетельствует о его могуществе и маленькая тюрьма, предусмотренная во внутренней части здания. В этом узи­лище — 11 камер, причем десять из них предназначены для преступников мужского пола, а одна — именуемая «птичьей клеткой» — для провинившихся женщин. Одной из самых известных обитательниц* начала XX века.

              Мэншен-хаус располагается в северо-восточной части Сити на маленькой площади, в которую впадают семь улиц и два переулка. Здесь же, по соседству, стоят еще два зна­менитых здания — Королевская биржа и Английский банк. Основателем Королевской биржи был сэр Томас Гре­шэм, преуспевающий коммерсант и придворный королевы Елизаветы I. Биржа была учреждена для проведения все­возможных торговых операций в 1565 году. Елизавета дала милостивое соизволение именовать биржу Королевской, и она до сих пор остается одним из традиционных мест, где народу объявляют, о началах новых царствований. Первое здание биржи погибло во время Великого лондонского по­жара 1666 года. Отстроенное вновь, оно сгорело в 1838 году. Возведение современного здания (архитектор Тайт) было завершено к 1844 году. Планировка нынешней Ко­ролевской биржи в основном повторяет планировку пер­вых двух построек: ее основную часть составляет обнесен­ный колоннадой обширный внутренний двор под стеклян­ной крышей. Как и предыдущие постройки, современное здание имеет башню, которая превратилась в своеобраз­ный памятник Грешэму: его статуя установлена в одной из ниш башни, а ее шпиль увенчан золоченым флюгером в виде кузнечика — личной эмблемой Грешэма.

                Английский банк, любовно и почтительно величаемый «банком банков» или «старой дамой с Треднидл-стрит», соседствует с Королевской биржей, доминируя над малень­кой площадью. Банк был основан в 1694 году для сбора денег, необходимых для ведения войны с Францией. В дальнейшем это учреждение приобрело статус центрально­го банка Англии и стало осуществлять выпуск банкнот. С историей этого учреждения можно познакомиться в музее Английского банка. Здесь можно узнать и о том, как работает банк. Перед главным фасадом здания в 1884 г. была установлена конная статуя герцога Веллингтона.

             В Сити находится и лондонская ратуша — Гилдхолл. Ее здание неоднократно перестраивалось, но наибольший урон был ему нанесен в военном 1940 году. Гилдхолл был фактически отстроен заново, но при этом удалось сохра­нить фасад в том виде, в котором он был создан в конце ХVIIIстолетия Дансом-Младшим. Старейшей частью зда­ния является построенный еще в 1425 году портал, через который входят в ратушу и сейчас. На протяжении по крайней мере восьмисот лет Гилдхолл являлся админист­ративным центром города. В его огромном зале нередко судили преступников; здесь, например, был вынесен смерт­ный приговор некоторым из участников Порохового заго­вора 1605 года. В этом зале вплоть до настоящего времени проводятся выборы лондонского лорд-мэра, а потом отме­чают это событие традиционным банкетом, в меню кото­рого обязательно включается черепаховый суп. При Гилд- холле находится библиотека, которая по праву гордится роскошной коллекцией часов. Старейшие ее экспонаты были изготовлены еще в XVI веке. Жемчужиной коллек­ции являются часы, принадлежавшие Марии Стюарт.

                Однако ни одно из зданий Сити не может сравниться в своей известности с гениальным созданием архитектора Кристофера Рена — собором святого Павла, расположен­ным в западной части Сити. Первый лондонский собор свя­того Павла был построен в 604 году по повелению англо­саксонского короля Этельберта, о чем свидетельствует за­пись в «Церковной истории англов», принадлежащей перу Беды Достопочтенного (673—735). В конце XI века нор­манны выстроили на месте этого храма новую церковь, ко­торая простояла до 1666 года и погибла в огне Великого лондонского пожара.

             Это ужасное бедствие разразилось в сентябре 1666 года. Около четырех суток лондонские кварталы были охвачены всепожирающим пламенем. Пожар начался в одной из ма­леньких пекарен в переулке Пуддинг-лейн из-за неосто­рожного обращения с огнем. Владелец пекарни, некий Томас Фарринор, не сумел погасить вышедший из-под кон­троля огонь, и вскоре пламя охватило соседние дома. Пожар стремительно распространялся: в сухую ветровую погоду деревянные и соломенные крыши городских домов вспыхивали как спички от малейшей упавшей на них искры. Город, едва оправившийся от сильнейшей эпиде­мии чумы, свирепствовавшей в 1665 году, охватила насто­ящая паника: необоримый огненный смерч начинал, ка­заться огненной карой, ниспосланной свыше. На ум суе­верным горожанам приходили и мысли о происках сатаны, ввергнувшего город в геенну огненную в год своей особой силы над миром (сочетание трех цифр 6 давало обильную пищу для рассуждений на подобную тему).

             Город удалось отстоять, но остатки сгоревших строений продолжали тлеть вплоть до весны следующего года, а следы пожара были видны и два десятилетия спустя. Лон­дону предстояло строиться вновь: пожар уничтожил около 80 процентов всех городских построек, в числе которых оказался и старый собор святого Павла. Это трагическое событие было увековечено архитектором Кристофером Реном (1632—1723) мемориальной колонной высотой 61,5 метра, стоящей неподалеку от Лондонского моста. Высота памятника, именуемого «Монументом», выбрана не слу­чайно. Считается, что пекарня, в которой начался Великий пожар, располагалась именно на таком расстоянии от ос­нования колонны. На вершине «Монумента» находится бронзовая урна с вырывающимися из нее языками пламе­ни, хотя первоначально архитектор намеревался увенчать колонну статуей короля Карла П, принимавшего деятель­ное участие в ликвидации пожара и его последствий.

               Кристофер Рен задал тон формированию нового облика Лондона: по его проектам было возведено более пятидесяти церквей, в том числе и новый собор святого Павла, кафед­ральный собор епископа Лондонского. Любопытно, что две симметричные башни-колокольни были добавлены Реном к уже построенному зданию собора в 1707 году. В правой из них находится 16-тонный «Большой Пол», самый круп­ный колокол в Англии. Строительство собора продолжа­лось в течение 35 лет, и Кристоферу Рену не суждено было дожить до его завершения. Последний символический ка­мень в надкупольный фонарь собора положил уже сын ар­хитектора.

              В плане собор имеет форму удлиненного креста, над центром которого поднимается громадный купол. Этот купол — одно из ярчайших архитектурных достижений Рена. Глядя на собор снаружи, невозможно догадаться о том, что его купол — многослойный. Снаружи видна толь­ко его внешняя свинцовая оболочка. Она покоится на де­ревянной опоре, которую, в свою очередь, несет кирпич­ный конус. Этот конус незаметен и для тех, кто находится внутри собора, потому что он скрыт от взоров расписной внутренней полусферой с центральным отверстием, через которое в собор попадает небесный свет из венчающего купол светового фонаря. Из-за высоты собора и величины купола эта башня кажется изящной и хрупкой, однако весит эта малютка около 850 тонн.

           Желающие могут подняться на каменный балкон над колоннадой барабана купола, однако полюбоваться пано­рамой города мешают стоящие неподалеку современные высотные здания. Гораздо интереснее совершить восхож­дение на «галерею шепота», расположенную внутри собора вдоль основания внутреннего купола. Акустические осо­бенности этой галереи таковы, что тихо произнесенное сто­ящим на ней человеком слово будет отчетливо слышно в диаметрально противоположной точке, хотя расстояние до нее составляет 32 метра.

            Собор святого Павла стал усыпальницей многих зна­менитых людей. Здесь похоронены лексикограф Сэмюэль Джонсон, художники Джошуа Рейнолдс и Сирил Тернер, в гранитном и порфировом саркофагах погребены вели­кий адмирал Горацио Нельсон и крупнейший британский полководец Артур Уэлсли, герцог Веллингтон. В соборе покоится и прах его создателя, памятником которому яв­ляется сам величественный собор. Об этом говорит и ла­тинская надпись на мемориальной плите: «Simonumentumrequires, circumspice». В соборе установлены и скульптурные изображения многих из тех людей, деятельность которых прославила Англию. Старейшим из этих извая­ний является статуя замечательного поэта Джона Донна, который был деканом собора святого Павла в начале XVII столетия. Этот памятник практически не пострадал во время Великого лондонского пожара. Одним из новейших мемориальных памятников является бюст Лоуренса Ара­вийского (1888—1946), прославленного британского раз­ведчика времен Первой мировой войны и талантливого писателя.

            В 1886 году перед западным фасадом собора был уста­новлен памятник королеве Анне — последней представи­тельнице королевского дома Стюартов на английском пре­столе.

            В одном квартале от собора святого Павла расположе­на еще одна известнейшая церковь Сити — Сент-Мэри-ле- Боу. Считается, что истинным лондонцем является толь­ко тот, кто родился там, где слышен звон колоколов с ее устремленной ввысь ажурной колокольни. Лондонцы всегда гордились своими колоколами и сложили о них не­мало легенд. Колокола заботятся о людях — никто не ста­нет оспаривать эту истину, познакомившись с одной из любимейших в Англии легенд о маленьком мальчике-сироте Дике Уиттингтоне, который в отчаянии собрался было покинуть столицу, но вернулся назад, услышав при­зывный звон колоколов, которые обещали ему блестящую будущность лондонского лорд-мэра. И колокола его не об­манули.

             В Сити находится и самое высокое здание в Велико­британии — 200-метровый небоскреб, в котором размеща­ется управление банка «Нэшнэл Вестминстер».

 


* Суфражистки — участницы движения за равноправие женщин, за предоставление им избирательного права. Слово происходит от ан­глийского suffrage— избирательное право.

 

Яндекс.Метрика Запчасти для снегоуборщиков