ТАУЭР

         С востока к Сити примыкает Тауэр. Ухоженный и чис­тенький, он не кажется грозным крепостным сооружени­ем, хотя с самых первых дней своего существования при­зван был вселять трепет в сердца англичан. Строительство этого комплекса сооружений на самом берегу Темзы нача­лось вскоре после Нормандского завоевания Англии. Ста­рейшая часть крепости, Белый Тауэр, или Белая башня, имеет форму куба, углы которого венчают двухэтажные башенки. Участки стен между ними ощетинились могучи­ми крепостными зубцами. Название этого сооружения не слишком соответствует внешнему виду: цвет Белого Тауэра приближается к оранжево-кирпичному, хотя вертикаль­ные ряды рустов и обводки оконных проемов действитель­но белые.

           Вильгельм I Завоеватель выбрал для крепости неболь­шой пригорок, ныне именуемый Тауэрским холмом, рас­положенный в непосредственной близости от Сити. Белый Тауэр, вознесшийся на высоту около 30 метров, стал самым высоким зданием в тогдашнем Лондоне. Местоположение крепости позволяло контролировать устье Темзы, а также сдерживать проявления вольнолюбия среди горожан, не слишком довольных господством норманнов- Эта четырех­этажная башня, представляющая собой в плане почти квадрат площадью 1170 квадратных метров, является одним из самых крупных средневековых донжонов*, а тол­щина ее стен достигает четырех метров. В настоящее время в Белом Тауэре размещаются экспозиции королевского ар­сенала. Первый этаж отведен под старинное артиллерий­ское оружие. Здесь обращают на себя внимание конные статуи английских королей в рыцарских доспехах — их установили по распоряжению Карла II. На втором этаже экспонируются арбалеты, охотничьи и турнирные копья, великолепные рыцарские доспехи для участия в турнирах. На третьем этаже размещается коллекция средневекового оружия и доспехов. Здесь можно увидеть и тяжелую броню, которой рыцари защищали своих выносливых бо­евых коней. На следующем этаже выставлены оружие и доспехи XVI—XVII веков. Посетители могут полюбоваться тяжеленными доспехами короля Генриха VIII, который прослыл большим любителем турнирных забав, а также легким рыцарским снаряжением для мальчика — сына  Генриха VIII, Эдуарда VI.

             За свою многовековую историю Тауэр служил кре­постью, королевским замком (находившийся на террито­рии крепости королевский дворец был сметен с лица земли во время Английской буржуазной революции XVII века) и тюрьмой для государственных преступников. Вот уже более трехсот лет здесь размещается королевская сокро­вищница, где хранятся королевские регалии и драгоцен­ности. В прошлом существовала традиция, согласно кото­рой английский монарх должен был провести ночь нака­нуне коронации в Тауэре и лишь оттуда отправиться на церемонию в Вестминстерском аббатстве. Этот обычай был упразднен в конце XVII века. Теперь на время коронации королевские регалии в Вестминстер вывозят из Тауэра, а по окончании торжеств немедленно водворяют их в сокро­вищницу.

                  Королевская сокровищница, как и коллекция оружия, хранящаяся в Тауэре, открыта для посетителей со времен короля Карла II. Со стороны монарха такой шаг был вовсе не бескорыстным жестом: экспонаты этих коллекций до­лжны были служить напоминанием о могуществе и богат­стве британской короны. Наиболее интересными экспона­тами королевской сокровищницы являются двенадцать королевских корон. Многие из них десятилетиями не по­кидали Тауэр. Нынешняя английская королева в торжест­венных случаях возлагает на себя императорскую государ­ственную корону, которая была изготовлена в 1837 году для коронации юной Виктории. Старейшей драгоцен­ностью, использованной при изготовлении этой короны, является вставленный в алмазный крест сапфир, который, по преданию, украшал кольцо Эдуарда Исповедника (1042—1066). Одиннадцать корон сделаны из золота. Две­надцатая — платиновая — была изготовлена в 1937 году для коронации Георга VI, отца нынешней королевы. Между тем в экспозиции отсутствует самая новая из корон, принадлежащая принцу Уэльскому. Она была изготовлена в 1969 году для церемонии инвеституры принца Чарлза и хранится в уэльском замке Карнарвон, где проходила эта торжественная процедура и где, согласно преданию, пер­вый английский престолонаследник был провозглашен принцем Уэльским.

                  Наиболее активные строительные работы велись в Тау­эре в XIII веке. Именно тогда были возведены два ряда могучих крепостных стен. В старину Тауэр мог быть изо­лирован от внешнего мира благодаря подъемному мосту, но позднее, когда крепость утратила свое оборонительное значение, подъемный мост был заменен стационарным ка­менным, а в 1843 году окружавший крепость ров был за­сыпан и на его месте разбит газон.

              В Тауэр, однако, можно попасть и со стороны Темзы. В выходящей на реку башне святого Томаса находятся «Ворота изменников», через которые в Тауэр вводили уз­ников. Мало кто из них думал о возможности когда-либо выйти на свободу. Ведь в арсенале тауэрских заплечных дел мастеров были приспособления для самых изощрен­ных способов пытки, заставлявшие жертву признать свою вину в чем угодно, ибо по сравнению с муками смерть ка­залась долгожданным избавлением от страданий. Ужас­ные палаческие инструменты выставлены на всеобщее обозрение в музейной экспозиции, размещающейся в башне Мартина.

            Во внутренней линии укреплений прямо за Воротами изменников находится Уэйкфилдская башня, а слева к ней прилепилась квадратная пристройка с леденящим душу названием Кровавая башня. С ней связана одна из самых мрачных легенд Тауэра. После смерти короля Эдуарда IV престол захватил его брат Ричард III. Однако законным наследником покойного короля являлся его двенадцати­летний сын, который должен был взойти на престол под именем Эдуарда V. Вероломный дядюшка заключил прин­ца Эдуарда и его младшего брата Ричарда в Тауэр. Это про­изошло в 1483 году, и дальнейшая судьба мальчиков скры­та покровом неизвестности. Предполагается, что дети были убиты по приказу нового короля. С тех пор за башней, в которой они содержались, закрепилось ее недоброе назва­ние. В 1674 году в башне были обнаружены останки двух детей, но доказать, что они принадлежат именно малень­ким принцам, не удалось. Их судьба по-прежнему остается загадкой.

       Наиболее высокопоставленные узники Тауэра содер­жались в башне Бьючэмп, расположенной в центре запад­ной части внутренней стены крепости. Одной из самых трагических личностей, чья судьба связана с этой баш­ней, является леди Джейн Грей, в течение девяти дней 1553 года бывшая английской королевой. После смерти шестнадцатилетнего Эдуарда VI, исповедовавшего протес­тантскую веру, многие высокопоставленные протестанты с ужасом ожидали воцарения его старшей сестры, католички Марии, прозванной впоследствии Кровавой. Про­тестантка Джейн была кузиной короля Эдуарда, и на смертном одре у него вырвали распоряжение объявить ее его преемницей. Трагизм положения леди Джейн заклю­чался в том, что она, будучи одной из самых образован­ных девушек своего времени, вовсе не желала царство­вать. Ее влекли науки и искусства, однако она была вы­нуждена подчиниться давлению со стороны своего свекра герцога Нортамберленда, который намеревался править страной от ее имени. Сторонникам Марии удалось одер­жать верх над партией Нортамберленда, и участники за­говора оказались в Тауэре. О проявленном леди Джейн мужестве ходят легенды. Она решила умереть достойно и сохранила твердость духа до конца, даже тогда, когда в утро своей казни увидела из окна страшную повозку, на которой лежали кровоточащие останки ее обезглавленно­го супруга. Ничто не могло поколебать волю этой юной женщины. Твердыми шагами взошла она на эшафот, ров­ным, спокойным голосом произнесла свое Последнее слово. Немногие слышали эту проникновенную речь, ибо при казни присутствовали всего несколько человек: слишком велико было обаяние и мужество прекрасной уз­ницы, слишком юной она была для того, чтобы лишиться жизни, как прочие государственные преступники, на Тауэрском холме, при большом стечении народа. Она умерла на Тауэрском лугу, рядом с той башней, которая служила ее тюрьмой. Здесь в разное время приняли смерть шесте­ро других узников Тауэра, в том числе я две из шести жен Генриха VIII— Анна Болейн и ее кузина Екатерина Го­вард. Считается, что призрак Анны Болейн и по всю пору бродит по переходам Тауэра, время от времени являясь одиноким посетителям и служителям музея.

               Среди самых знаменитых узников Тауэра — Томас Мор, Гай Фокс, Уолтер Рэли и младшая дочь Генриха VIII Елизавета, которая, в бытность принцессой, представляла реальную угрозу своей сводной сестре Марии и чудом из­бежала смерти.  -

             В лондонском Тауэре с особым почтением относятся к его пернатым обитателям — стае черных воронов, живу­щих здесь с незапамятных времен. Эти птицы служат пред­метом неусыпной заботе служителя, который межуется «рейненсмастером». Существует поверье, что, также  они покинут Тауэр, настанет конец не только самой крепости, но и всему Соединенному Королевству. Сейчас в птичьей ко­лонии всего восемь воронов, и для вящей предосторожнос­ти птицам подрезали крылья. Данью традиции являются и костюмы королевских гвардейцев XVI века, которые носят служители Тауэра, и красные мундиры, и высокие медвежьи шапки, в которые облачены охраняющие кре­пость гвардейцы.

             В 1886—1894 годах восточнее крепости через Темзу был переброшен Тауэрский мост. Его псевдоготические башни эффектно гармонируют с могучими средневековы­ми постройками Тауэра. Это двухъярусный мост, нижняя проезжая часть которого разводная. Ширина разводного пролета — 60 метров, что позволяло проходить через него крупным морским судам. В прежние времена мост разво­дился до пяти раз в день, и для того, чтобы не прерывать пешеходное сообщение, между башнями перекинут пеше­ходный переход, с которого открывается великолепный вид на окрестности. Однако для того, чтобы подняться на этот переход, нужно преодолеть лестницу, в которой почти 300 ступеней! Тауэрский мост стал одним из символов Лон­дона, известных всему миру.

Яндекс.Метрика Запчасти для снегоуборщиков