Островная Шотландия

           Несмотря на свое местоположение в довольно высоких широтах — острова располагаются на одной широте с южной оконечностью суровой Гренландии,— они облада­ют более мягким климатом, чем можно было бы ожидать. Однако здесь часто свирепствуют сильнейшие ветры, из-за чего на островах не растут деревья — напоры стихии вы­держивают только травы и низкорослые кустарники. Погодные условия меняются в районе островов, как в калейдоскопе, особенно в зимние месяцы, когда палитра возмож­ностей вбирает в себя внезапно налетающие снежные за­ряды, по-осеннему унылые моросящие дожди и прямо-таки вешние по своей энергии ливни, а также по-весеннему миролюбивые улыбки солнца. А ветер все гонит и гонит облака по неяркому северному небу.

            Самый южный из гряды Оркнейских островов, Рональдси, лежит всего в 10 километрах от побережья Шотлан­дии. В эту группу входят 67 островов и островков, 18 из которых являются обитаемыми. Население Оркнейских островов, или Оркад, составляет порядка 20 тысяч человек. Наибольшее число жителей проживает на острове Мейн­ленд, где расположены два маленьких городка — Керку­олл и Стромнесс. В первом проживает всего 6680 человек, но и это делает его главным городом Оркнейских островов. Второй — и вовсе малыш, в нем 2160 жителей. Оркнейские острова обладают плодородной почвой, поэтому здесь про­цветают фермерские хозяйства. Местной гордостью явля­ется самая северная в Соединенном Королевстве винокур­ня: ей скоро исполнится двести лет, так как она работает в Керкуолле с 1798 года. В 1850 году на Оркнейских островах, в Скара-Брэ, произошло удивительное событие: во время сильнейшей бури, поднявшей в воздух тучи песка, здесь обнажились остатки поселения каменного века.

           Шетландские острова, лежащие примерно на широте Санкт-Петербурга,— самая северная территория в Шотландии, и там, как и в нашей Северной Пальмире, бывают сезоны белых ночей. В архипелаг входят около сотни ос­тровов, из которых обитаемы только пятнадцать. Некото­рые острова архипелага окаймлены неприступными ска­лами. Самый большой остров, Мейнленд, имеет 86 кило­метров в длину, а его максимальная протяженность с востока на запад составляет 32 километра. При этом бере­говая линия острова изрезана настолько причудливо, что все точки Мейнленда удалены от моря не более чем на де­сяток километров. Природа островов определяет основные занятия местного населения. Это земля моряков и рыбаков, хотя немалую роль в хозяйственной жизни островов играет и овцеводство. В последние годы на островах по­явились фермы, на которых разводят лосося. Экономичес­кий эффект, полученный в этих хозяйствах, превзошел все ожидания, однако даже преуспевающие рыбоводы не могут отказать себе в удовольствии отправиться на тради­ционную рыбалку. Самый северный из островов, Унст, сла­вится «кружевными» шерстяными шалями, связанными местными мастерицами, и маленькими мохнатыми пони, которых называют «шелти».

             Из расположенных на Шетландских островах населенных пунктов наиболее заметную роль играет местная «сто­лица» — городок Лервик. В его рыболовецком порту можно увидеть множество судов, плавающих под флагами разных стран мира, в том числе и российским.

           Жители Оркнейских и Шетландских островов едва ли считают себя шотландцами. Они живут в своем особом мирке. Поднимаясь на борт морского парома, следующего в Абердин, они убеждены, что едут в Шотландию, тем самым подчеркивая свою обособленность и независимость от нее. Да и весь остров Великобритания — это довольно далекое понятие: расстояние до Лондона отсюда так же велико, как и расстояние от Лондона до, скажем, италь­янского города Генуи. Тем более что в каждой группе ос­тровов есть свой пуп земли: это острова с одинаковым на­званием Мейнленд, что означает «материк» или «главная земля».

           Ни одна область Соединенного Королевства не испыта­ла на себе такого влияния со стороны викингов-датчан, как Шетландские и Оркнейские острова: более шести с половиной веков, примерно с 800 по 1469 год, они считались частью Норвегии. Протяженность этого этапа их истории впечатляет особенно в сравнении с тем фактом, что в состав нынешней Шотландии острова вошли «всего» каких-то 520 лет тому назад. Скандинавское влияние наложило за­метный отпечаток на характер культуры островов, особен­но ощутимо проявившись в языковой сфере. Еще два сто­летия назад на Шетландских островах говорили на особом норнском языке, который сейчас отнесен к разряду мерт­вых. Современные шетландцы говорят на островном диа­лекте английского языка, в словаре которого сохранилось порядка 10 тысяч слов скандинавского происхождения. На островах работает филиал радиостанции Би-би-си, веду­щий вещание на местном диалекте, а среди патриотически настроенных шетландцев возрождается интерес к старин­ному норнскому языку. Скандинавские мотивы проявля­ются и в работах местных мастеров. Женщины Шетланд­ских островов — искусные вязальщицы, и вывязанные ими геометрические орнаменты практически совпадают с теми, которые мы традиционно называем скандинавски­ми.

         Старое, традиционное уживается на северных британских островах с самыми современными новшествами. Об­наруженное в Северном море богатое месторождение нефти создало на островах множество новых рабочих мест, вы­звало приток населения из других частей государства. Од­нако развитие нефтяного комплекса приносит не только блага. Например, вскоре после того как на Шетландских островах был введен в строй нефтяной терминал в Саллум-Во, произошла крупная экологическая катастрофа: жерт­вами разлива нефти стали сотни птиц и животных, причем пострадали даже такие крупные представители островной фауны, как овцы. Местные защитники окружающей среды вступили в бескомпромиссную борьбу с нефтяными коро­лями и одержали важную победу, добившись организации эффективной аварийной службы и солидных инвестиций в создание более безопасного оборудования.

Яндекс.Метрика Запчасти для снегоуборщиков