ГЕОРГИАНСКАЯ БРИТАНИЯ

          С 1714 по 1830 год Британией правили четыре короля, носившие одно и то же имя — Георг. Ни один из четырех Георгов не был сильным политиком; более того, их вмеша­тельства в дела государства приносили больше вреда, чем пользы. Георг I (1660—1727) не знал английского языка и больше интересовался делами своего княжества Ганно­вер, нежели событиями в Британии. Как иронично отме­тил в очерках «Четыре Георга» (1854) У. М. Теккерей, «Георг I был рассудительный, спокойный и себялюбивый монарх... всегда преследующий свои цели и блюдущий со­бственные интересы с неизменным успехом»; возведенный на трон немец-протестант оказался для Великобритании «добрее и лучше, чем католик Стюарт», и был предан своей державе «хотя бы настолько, чтобы предоставить ее самой себе» (Теккерей У. М. Собр. соч.: в 12 т. М., 1980. Т. 11.С. 519). Сдержанный и весьма хладнокровный, этот ан­глийский король выглядел в глазах Теккерея гораздо более достойно, чем его супруга София-Доротея, которая «вышла замуж за собственного кузена ради денег или иных выгод» (там же. С. 525) и не отличалась супружеской верностью. Сознавая все человеческие недостатки короля, Теккерей все же считал, что Георг I сделал доброе дело, спася страну от «папизма и французского засилья» (там же. С. 536).

        Человек ленивый, увлеченный своими немецкими фа­воритками, Георг I фактически передоверил управление страной Роберту Уолполу, первому в стране премьер-министру, который сумел наладить взаимодействие между палатой общин и королевским Тайным советом, заложив основу кабинетного принципа управления государством. Уолпол остался на посту премьер-министра и при сыне Ге­орга I короле Георге II (1683—1760).

        Георг II, родившийся в Ганновере, воспитывался уже не в патриархальной тиши немецкого княжества, и на его личность наложила свой отпечаток атмосфера английского королевского двора. В отличие от отца Георг II уже объяс­нялся на английском, но говорил с сильнейшим немецким акцентом. Теккерей дал ему следующую характеристику: «Его обвиняли в жадности, он не любил изящные искус­ства, но и не прикидывался их любителем. В религии он лицемерил не больше, чем его отец. Он низкой меркой мерил людей, но разве для такого окружения его суд был ошибочным... Жизнь сделала из него циника... Строя свои взаимоотношения с мужчинами и женщинами на... грубой и циничной основе, он пришел к тому, что поставил под сомнение и честь — мужскую и женскую, и патриотизм, и религию» (там же. С. 541).

        К середине XVIII столетия Британия обладала значи­тельной колониальной империей. Начавшиеся “во времена королевы Елизаветы I попытки колонизации Нового Света привели к созданию ряда английских колоний в Северной Америке, в ходе Семилетней войны (1756—1763) Брита­ния утвердилась в Канаде и в Индии. Однако в период прав­ления внука Георга II, короля Георга III (1738—1820), бри­танская империя понесла тяжелейший урон, лишившись в 1775 году тринадцати североамериканских колоний (Виргиния, Делавер, Джорджия, Коннектикут, Массачу­сетс, Мэриленд, Нью-Джерси, Нью-Йорк, Нью-Хэмпшир, Пенсильвания, Род-Айленд, Северная Каролина и Южная Каролина), объявивших независимость в знак протеста против непомерных налогов, которыми их обложила мет­рополия. Вину за утраты североамериканских колоний британцы возлагали прежде всего на доброго и простодуш­ного, но упрямого и недальновидного Георга III, отказав­шегося пойти на уступки колонистам и снизить налоговое бремя. Впрочем, именно в это царствование началась энер­гичная колонизация Австралии. В 1770 году капитан Джеймс Кук достиг восточного берега Австралии и, объ­явив его владением британской короны, назвал Новым Южным Уэльсом. История колонизации Австралии нача­лась с создания каторжных поселений — первое из них было основано в 1788 году. Лишь в 1901 году Австралия г, стала независимым государством.

        Британцы до сих пор не изжили своего неприязненного отношения к Георгу III, забывая о том, что этот король, трогательно заботившийся о своей некрасивой, но такой же доброй королеве Шарлотте, нежно любивший своих многочисленных отпрысков, старавшийся своим личным примером преподать урок добродетели всей нации, увле­кавшийся ботаникой и сельским хозяйством, любивший немецкую музыку и предпочитавший пышности двора уединение скромной жизни простого сквайра,— фигура трагическая. Психическая неполноценность Георга с года­ми становилась все более очевидной, и последние десять лет его жизни страной на правах регента правил его стар­ший сын Георг IV (1762—1830).

        Если первые Георги, по выражению Теккерея, «были людьми» (там же. С. 591), то Георгу IV в этой простой, но емкой характеристике писатель отказал. Это был человек, которому «угождали с колыбели», которому «лобызали стопы еще прежде, чем он научился ими ступать» (там же. С. 593), король, память о котором сводится лишь к «пош­лым, заурядным анекдотам» (там же. С. 599).

        XVIII век в Англии был веком промышленной револю­ции. Первые английские мануфактуры возникали на бе­регах рек, так как работали на силе воды. В XVIII столетии промышленное производство перестает быть привя­занным к берегам рек, ибо на смену силе воды в промышленности приходит сила пара. Первая паровая машина, построенная Томасом Ньюкоменом, была применена для откачки воды из угольных шахт. Этот механизм был недостаточно эффективен и опасен в эксплуатации. В результате попыток усовершенствовать изобретение Ньюкомена были созданы другие паровые машины, одна­ко наибольшее распространение получила паровая маши­на, построенная Джеймсом Уаттом в 1784 году. С этого момента отпала необходимость использовать для приведе­ния в действие фабричных станков водяное колесо, на смену которому пришло изобретение Уатта. Это дало воз­можность строить фабрики повсеместно, но особенно вы­годно было их возведение в непосредственной близости от угольных бассейнов.

        Развитие машинного производства, начавшееся в 1765 году с ручной прядильной машины «Дженни», изобретен­ной Джеймсом Харгривсом, и прядильного станка Ричарда Аркрайта, созданного в 1767 году, стремительно вывело Британию на роль лидера мировой промышленности, пре­вратив ее в «мастерскую мира».

        Растущие потребности в металле вызвали в Англии на­ступление нового «железного века». В начале столетия Аб­рахам Дарби изобрел способ выплавки чугуна с помощью кокса, и с 1730 года его применяли в промышленных мас­штабах. Затем было обнаружено, что не все угли являются коксующимися, отчего чугун не всегда получался хороше­го качества. Поэтому в 1760-е годы были созданы новые крупные доменные печи. Усовершенствования в металлур­гической промышленности стимулировались потреб­ностью в металле для новых паровых машин и станков, а развитие железоделательных заводов, в свою очередь, нуждалось во все более крупных и эффективных паровых машинах.

        Изделия из чугуна начали получать нетрадиционное применение. Например, в 1779 году был построен первый в мире чугунный мост через реку Северн. Рядом с этим мостом вырос маленький городок, носящий название Айронбридж, что означает «чугунный мост». В течение по­следующих десятилетий сделанные из чугуна машины полностью вытеснили прежние станки, строившиеся из де­рева или из более дорогих металлов — латуни и меди.

        Вскоре паровой двигатель был применен и на транспор­те. В Англии был построен первый паровоз, который дви­гался по мощеным дорогам. Первый в мире паровой локо­мотив был построен Ричардом Тревитиком в 1803 году. Однако практическое применение новый вид транспорта получил с изобретением рельсовой колеи. Первые рельсы были зубчатыми, а гладкий рельсовый путь был впервые применен гениальным английским инженером-самоучкой Джорджем Стефенсоном, который в 1823 году основал пер­вый в Британии паровозостроительный завод в Ньюкасле. В 1829 году созданный им паровоз «Ракета» побил все ре­корды: при мощности паровой машины в 13 лошадиных сил он развивал скорость до 47 километров в час!

       Политическая жизнь Британской империи на рубеже XVIII—XIX столетий определялась борьбой против рево­люционной Франции. После событий Великой Француз­ской революции 1789 года Великобритания оказывала все­мерную Поддержку контрреволюционным силам, а в 1793 году вступила в открытую войну против республиканской Франции. Под влиянием примера Франции в стране нача­лись волнения в рабочей среде, которые подавлялись с по­мощью правительственных войск. В 1797 году вспыхнул мятеж на военно-морском флоте, а год спустя — восстание в Ирландии. Оба этих мятежа были подавлены с исключи­тельной жестокостью. Правительство, возглавлявшееся премьер-министром Уильямом Питтом Младшим, было преисполнёно решимости не допустить распространения революционных настроений внутри страны. В качестве одной из превентивных мер в 1800 году британский пар­ламент принял Акт об. унии, по которому Ирландия объ­единялась с Англией.

        В ходе первого этапа антинаполеоновских войн (до 1806 года). Британии удалось одержать ряд славных морских побед над французами и тем самым отвести угрозу втор­жения Наполеона на Британские острова. В этих сражени­ях отличился великий английский флотоводец адмирал Горацио Нельсон (1758—1805). Жизнь Нельсона с 15-лет­него возраста была связана с флотом, и уже в 21 год ему доверили командование кораблем. В 1794 году Нельсон получил тяжелое ранение в голову, в результате которого лишился правого глаза, однако это не помешало ему ос­таться в строю. Он продолжал сражаться с врагом и после того, как в битве при Абукире (1798), где он наголову раз­громил французскую флотилию, адмирал потерял правую руку. С тех пор на флоте существует неписаный закон: моряки получают жалованье только левой рукой, потому что так делал искалеченный великий флотоводец. В 1805 году Нельсон одержал блестящую победу в битве при мысе Тра­фальгар, однако это сражение стало для него последним: он был смертельно ранен французским снайпером. В озна­менование великой победы Нельсона в центре Лондона была разбита Трафальгарская площадь с мемориальной ко­лонной, которую венчает бронзовая фигура Нельсона.

       На втором этапе антинаполеоновских войн выдви­нулся полководец Артур Уэлсли (1769—1852). За блес­тящие военные операции 1812—1813 годов в Испании и Португалии, в ходе которых наполеоновские войска были изгнаны из этих стран, Уэлсли был удостоен титу­ла герцога Веллингтона. Однако его звездный час на­ступил в 1815 году, когда он нанес окончательное пора­жение бежавшему из ссылки с острова Эльба Наполеону в битве при Ватерлоо.

Яндекс.Метрика Запчасти для снегоуборщиков