ОТКРЫТИЕ ПАРЛАМЕНТА

           Одним из самых ярких событий британской осени яв­ляется ежегодное торжественное открытие парламента после летних каникул. Центральная персона этого ритуа­ла — королева, которая прибывает к зданию парламента в старинной раззолоченной карете, запряженной велико­лепной шестеркой лошадей. Форейторы королевского эки­пажа кажутся чуть постарше самой кареты, потому что они одеты в средневековые камзолы. Королеву сопровож­дает почетный эскорт конной гвардии. Всадники на воро­ных конях также облачены в красочные исторические костюмы  времен антинаполеоновских войн. В этот день королева носит платье с огромным шлейфом и мантию, голова её увенчана короной. Ее сопровождает супруг, принц -консорт*  Филип, одетый в парадный черный мундир. По всему пути следований кортежа от Букингемского дворца до Вест­минстерского дворца собираются толпы любопытных, что весьма нехарактерно для английских улиц: практичные англичане склонны, по-видимому, считать, что улицы со­зданы только для того, чтобы по ним переходить или пе­реезжать из одного места в другое.

               Однако до того, как в парламенте появится королева, там разворачивается еще одно церемониальное действо, корни которого восходят к событиям 5 ноября 1605 года. В 1603 году, после кончины великой королевы Елизаве­ты I, на английский престол взошел ее внучатый племян­ник, шотландский король Яков VI, принявший в Англии тронное имя Яков I. Не оправдавший надежд своих като­лических подданных, Яков стал объектом крупного поли­тического заговора, составленного группой ревностных ка­толиков, которые вознамерились устранить своего гоните­ля. Зная, что король обязательно присутствует на церемонии открытия парламента, заговорщики решили подложить взрывчатку в подвалы под помещением палаты лордов и в нужный момент поджечь запал.

               Во главе заговора встал джентльмен-католик Роберт Кэтсби, сплотивший вокруг себя группу религиозных фа­натиков, готовых умереть за веру. Среди заговорщиков были братья Томас и Роберт Уинтер, Гай (Гвидо) Фокс, Томас Перси, Эверард Дигби, Амброуз Руквуд, Фрэнсис Трэшэм и некоторые другие. Помимо непосредственных участников в «Пороховой заговор» были вовлечены и не­которые состоятельные католики, которые оказывали за­говорщикам всемерную материальную поддержку.

       В соответствии с первоначальным планом заговорщики приобрели два дома в непосредственной близости с Вест­минстерским дворцом, где заседал парламент. В одном из зданий был устроен склад для бочонков с порохом, из под­вала другого заговорщики намеревались прокопать под­земный ход, по которому можно было бы проникнуть в подвалы Вестминстерского дворца.

_________________

* Так в Британии именуют мужа правящей королевы, не являющегося королем.

__________________

             Работа казалась слишком трудной, и поэтому по ходу дела в план были внесены коррективы. Заговорщики попросту арендовали подвал под помещением палаты лордов якобы для хране­ния угля и вместе с углем пронесли туда 36 бочонков с порохом, надежно замаскировав их насыпанным сверху углем и прутьями для растопки. Зная, что король обяза­тельно прибудет на открытие парламента, заговорщики приурочили взрыв парламента к этой торжественной це­ремонии. Заговор провалился по чистой случайности. Фрэнсис Трэшэм не хотел гибели своего зятя лорда Монтигла, являвшегося членом парламента, и послал родст­веннику таинственное письмо-предупреждение, в котором говорилось, что «парламенту будет нанесен сокрушитель­ный удар», а потому было бы лучше, если бы адресат воз­держался от присутствия на церемонии открытия. Верный королю Монтигл предал письмо огласке, и в результате предпринятого тщательного обыска здания были обнару­жены и бочонки с порохом, и карауливший их Гай Фокс, которому, как опытному солдату, доверили непосредствен­ное осуществление взрыва. При Фоксе были часы, бикфор­дов шнур и кремень с огнивом, что не оставляло никаких сомнений в его намерениях. Злодей был подвергнут нече­ловеческим пыткам, в результате которых признался в своем преступлении и назвал имена других участников «Порохового заговора».

           С тех пор англичане отмечают годовщину «Порохового заговора». Праздник носит название «Ночь Гая Фокса» и сопровождается красочными фейерверками и демонстра­цией чучел, изображающих Гая Фокса. Праздник этот при­вился не столько потому, что в 1605 году народ возрадо­вался по поводу спасения своего монарха, сколько из-за той граничащей с ненавистью неприязни, которую подав­ляющее большинство англичан питали к католикам со вре­мен королевы Марии Кровавой. Ночь Гая Фокса отмечает­ся в годовщину раскрытия «Порохового заговора», 5 нояб­ря, но эти события легли в основу ритуального обыска подвалов Вестминстерского дворца, предваряющего госу­дарственное открытие парламента. Церемония осуществ­ляется либо вечером накануне, либо непосредственно утром назначенного дня. Для ее проведения в Вестминс­терский дворец из Тауэра прибывает отряд лейб-гвардей­цев облаченных в парадную форму. Им вручают пылаю­щие факелы и приказывают произвести обыск всех подва­лов, находящихся под зданием парламента. И хотя поме­щения давным-давно электрифицированы, никому в голо­ву не приходит изменить букве обычая, соблюдаемого на протяжении уже почти четырех веков.

             Появление королевы в парламенте приветствуется тор­жественными звуками фанфар. Ее величество и ее супруг шествуют в палату лордов и занимают места на троне. Ра­зумеется, все находящиеся в палате лица встречают коро­леву стоя и садятся только после того, как получают раз­решение. На церемонии открытия парламента лорды при­сутствуют в пурпурных мантиях с горностаевыми воротниками. Когда пэры расселись, в ходе церемонии на­ступает небольшая пауза: настает время послать за депу­татами палаты общин, расположенной в противоположном конце Вестминстерского дворца. Для этого туда посылает­ся герольд. Однако его вход в палату общин также сопро­вождается отправлением свято соблюдаемого ритуала. Перед появлением посыльного двери палаты, в которые он должен войти, закрываются, и герольду нужно трижды стукнуть в массивные створки, прежде чем они распахнут­ся ему навстречу. Войдя, он обязан поклониться спикеру и только после этого объявить, что королева повелевает своей палате немедленно явиться в палату лордов.

            Депутатское шествие тоже занимает довольно много времени. Во главе его следует герольд, словно парламен­тариям требуется показывать дорогу. Однако далеко не всем присутствующим удастся войти в помещение палаты лордов: она невелика, представляет собой прямоугольник с соотношением сторон 1:2 площадью около 450 квадрат­ных метров; там хватит места лишь для нескольких де­сятков, а остальным сотням придется остаться на пороге или даже на подходах к заветной двери. Поскольку депу­таты шествуют попарно, а в первых парах рука об руку следуют представители правящего и теневого кабинетов, то именно они всегда оказываются внутри палаты лордов. Так, стоя, представители палаты общин слушают трон­ную речь королевы.

 

Яндекс.Метрика Запчасти для снегоуборщиков