ПОЧЕМУ БРИТАНИЯ НАЗЫВАЕТСЯ БРИТАНИЕЙ, ИЛИ ЛЕГЕНДА О ПЕРВЫХ БРИТАНЦАХ

        После падения Трои Эней, сын богини Афродиты и тро­янца Анхиса, покинул занятый греками город и вместе со своим сыном Асканием отправился в Делос, чтобы узнать у оракула о дальнейшей своей судьбе. Повинуясь воле богов, он отправился в страну своих предков, в Италию. Во время морского путешествия Эней посетил Эпир, где встретился с Геленом, и остров Сицилию, где повидался с Акестом. Затем буря пригнала корабли троянцев к берегам Карфагена, царица которого Дидона страстно полюбила Энея и, не сумев уговорить его остаться с ней навсегда, покончила с собой после отплытия героев к берегам дале­кой Италии. Благополучно завершив последний этап своих многолетних странствий, Эней прибыл ко двору царя Ла­тина, который женил доблестного гостя на своей дочери Лавинии.

         Много славных подвигов совершили троянцы, поселив­шиеся в Италии, и потому их имена сохранились в памяти человеческой. Однако сейчас нас будет интересовать не Эней; далее речь пойдет о его внуке Бруте, сыне Аскания и племянницы Лавинии. Еще до рождения ребенка прори­цатели посулили ему страшную судьбу — мальчик должен был стать причиной гибели своих родителей. Первая часть мрачного пророчества сбылась при появлении Брута на свет — его мать умерла во время родов, а пятнадцать лет спустя подтвердилась и вторая половина прорицания, ибо шальная стрела, пущенная Брутом на охоте, оборвала жизнь его отца Аскания.

          Никто неповерил в несчастливую случайность, и об­виненный в умышленном злодеянии царевич был из­гнан из Италии. После долгих скитаний по свету он добрался до Греции, где судьба свела его с потомками взятых греками в плен троянцев. Щедрый и отважный, умудренный жизненным опытом Брут вскоре снискал глубокое уважение среди своих сородичей, которые стали просить его возглавить их борьбу против притеснителей-греков. Так внук Энея стал вождем порабощен­ных троянцев. А вскоре после этого греческий царь Пандрас получил дерзкое послание, в котором Брут, со­бравший своих соплеменников в укромном месте, про­сил дать троянцам свободу: «Пандраса, царя греков, приветствует Брут, вождь последних уцелевших троян­цев. Так как было жестокой несправедливостью обра­щаться в царстве твоем с народом, происходящим от преславного колена Дарданова, по-иному, чем того тре­бовала ничем не запятнанная знатность его, он укрылся в лесной глуши. Он предпочел кормиться подобно зве­рям мясом и травами, наслаждаясь свободой, чем, убла­жая себя всевозможными яствами, оставаться и впредь порабощенным тобою. Если сказанное оскорбляет вели­чие твоей мощи, то вину за это нельзя возлагать на нас,— напротив, нас должно понять и простить, ибо всякому узнику свойственно стремление возвратить себе былое достоинство. Итак, проникшись к нам мило­сердием, соблаговоли даровать нам утраченную свободу и дозволь, чтобы мы обитали в лесах, которые заняли, желая сбросить с себя ярмо рабства. В противном слу­чае снизойди хотя бы к тому, чтобы мы с твоего разре­шения беспрепятственно удалились к чужеземным на­родам*.

         Естественно, что Пандрас, глубоко возмущенный само­надеянностью троянцев, решил собрать войско и покарать смельчаков. Однако Брут и его воины предвосхитили на­мерение Пандраса, внезапно обрушившись на направляв­шееся на них царское войско. Первая же удачная военная операция стала прологом к дальнейшим успехам троянцев. Вскоре им удалось захватить в плен царского брата Анти­гона, а затем и самого Пандраса. Вынужденный прими­риться с неизбежным, последний согласился предоставить Бруту и его соплеменникам триста четырнадцать быстро­ходных кораблей, золото, серебро, оливковое масло, зерно и сладкое вино — словом, все, что могло понадобиться тро­янцам на пути к новой родине. А свою прекрасную дочь Инногену греческий царь согласился отдать в жены бес­страшному предводителю троянцев, признав неоспоримые достоинства потомка царя Дардана, сумевшего вызволить из рабства столь многих людей.

              Свежий ветер весело гнал корабли по бескрайним мор­ским просторам, и вскоре троянцы увидели перед собой необитаемый остров. Решив обследовать неизвестную землю, они высадились на остров и обнаружили стоящий на нем храм, посвященный Юпитеру, Меркурию и Диане. Почтив каждого из небожителей подобающей жертвой, Брут обратился к изваянию Дианы, прося ее указать, где им искать новую родину. И ответствовал мраморный идол: «Посреди океана, в той стороне, где солнце опускается на ночь в бездонную тьму, лежит прекрасный остров Альбион. Да обретете вы на нем вторую родину».

           Ободренные гласом свыше, скитальцы вновь погрузи­лись на корабли и с надеждой пустились на поиски неве­домого западного острова. Многие земли повидали они, многие опасности преодолели на своем пути, прежде чем достигли желанных берегов. Очарованные красотой его равнин и лесов, обилием рек, богатых рыбой, троянцы ре­шили остаться на острове навсегда. Однако вскоре они уз­нали, что остров лишь казался необитаемым. На самом деле на нем проживали ужасные великаны, и троянцам пришлось сразиться с ними, чтобы завоевать себе право жить в этом благодатном краю. Под напором отважных воинов гиганты дрогнули и обратились в позорное бегство, в страхе попрятавшись в горных пещерах и не рискуя боль­ше выходить из своих укрытий.

_______________________

* Такой текст письма Брута к Пандрасу приводит в своей «Истории бриттов* Гальфрид Монмутский. (Цит. по: Гальфрид Монмутский. Ис­тория бриттов / Пер. А. С. Бобовича; Жизнь Мерлина / Пер. С. А. Оше- рова. М.: Наука, 1984. С. 7—8.).

_______________________

 

            Троянцы же постепенно обследовали всю страну, рас­пределили ее между собой, поставив над каждой частью правителя. Они построили здесь свои селения, возделали пашни, насадили тенистые сады. В честь своего предводи­теля Брута троянцы нареклиостров Британией, а себя — бриттами. Вскоре на беке Темзе был основан прекрасный город — Новая Троя, который впоследствии стал называться Лондоном.      ....

       Такова в общих чертах прекрасная легендарная исто­рия заселения острова Великобритания, изложенная в «Истории бриттов» Гальфрида Монмутского, одного из самых выдающихся средневековых писателей Англии (XII век). Гальфрид Монмутский был человеком очень об­разованным и, излагая свою версию происхождения брит­тов, опирался на сочинения древних авторов. Рассказ о странствованиях Энея после падения Трои был изложен по «Энеиде» Вергилия. Учитывая, что Троя пала около 1200 года до нашей эры, можно рассчитать, что описанные Гальфридом события могли иметь место более чем за тысяче­летие до Рождества Христова.

Яндекс.Метрика Запчасти для снегоуборщиков