РИМСКАЯ БРИТАНИЯ

           Современное название британской столицы происходит, по-видимому, от кельтских слов Llyn (озеро) и Dun (укрепленное поселение, крепость). Впрочем, на протяжении всего кельтского периода британской истории сущест­вовавшее на месте современного Лондона поселение не иг­рало никакой особой роли в жизни Британских островов. Оно стало приобретать известность при римлянах, начавших активную колонизацию Британии в середине I века нашей эры.

             Римляне превратили Лондиниум (так звучало латинизированное название этого селения) в главный порт про­винции Британия, и все прославленные дороги, построен­ной завоевателями на острове, вели именно в Лондон. Ро­ждающийся торговый город был заботливо обнесен крепостной стеной, проходившей примерно по периметру современного лондонского Сити. Фрагменты этого оборо­нительного сооружения можно увидеть и в наши дни. Стена не поражает воображение ни толщиной, ни высотой, поднимаясь до уровня двухэтажного дома, но древние ее камни, свидетели стольких событий старины, вызывают в душе священный трепет. Быть может, сами римляне мень­ше заботились о состоянии своих укреплений, чем нынеш­ние лондонцы. Глаз, привыкший видеть вездесущий иван-чай, пробивающийся из трещин между камнями старин­ных русских крепостей, тщетно пытается отыскать хотя бы робкую зеленую поросль на шероховатой поверхности римской стены.

        По соседству с нынешним Сити, на самом берегу Темзы, там, где сейчас высятся башни Тауэра, когда-то стояла римская крепость. Завоеватели Британии неспроста тратили время и силы на строительство мощных укреплений: гордые кельты не раз пытались покарать завоевателей, и в 61 году нашей эры бесстрашные воины племени иценов не только ворвались в Лондиниум, но и подвергли его опус­тошению. Кельтским воинам, бесспорно уступавшим в во­оружении римским солдатам, все же удалось нанести сокрушительное поражение Десятому римскому легиону. Иценов вела в бой отважная королева Боудикка (латинский вариант ее имени — Боадицея).

             Римский историк Тацит приводит в своем труде факты, объясняющие причину восстания Боудикки. Ицены, кото­рым принадлежали земли, находившиеся на территории современного графства Норфолк, сохраняли свою незави­симость до 59 года. Воспользовавшись смертью короля ице­нов Прасутага, римляне решили прибрать к рукам и его владения. Они вторглись в земли племени, сея вокруг себя разрушения и смерть. Не пощадили они и королевскую семью. Тягчайшим оскорблениям подверглась и вдова Прасутага Боудикка. Охваченная праведным гневом, эта жен­щина сплотила вокруг себя отважных воинов и повела их громитьримские города. Словно разъяренная валькирия, врезалась она в самую гущу ожесточенных сражений. Од­нако силы были неравными, и Светоний Паулин, римский наместник в Британии, в конце концов одержал решаю­щую победу над войском мятежной Боудикки. Поняв бесперспективность своего положения, Боудикка приняла яд, предпочтя смерть позору римского плена. Память о бес­страшной и грозной воительнице пережила века. И сейчас в Лондоне можно полюбоваться статуей Боудикки, установленной близ здания британского парламента, справа от съезда с Вестминстерского моста: скульптор запечатлел легендарную королеву летящей на колеснице навстречу бессмертию.

             К концу I века Вашей эры римской армии удалось продвинуться к восточному побережью Шотландии, которую они называли Каледонией, и во IIвеке северная граница Римской Британии прошла по стене Антонина. В IIIвеке завоевателям пришлось отвести свои рубежи к югу, и новая граница пролегла по Великой британской стене — гигантскому оборонительному валу, построенному при импера­торе Адриане и поэтому нареченному его именем. Когда отважные каледонские кельты стали теснить римлян, к югу, в Британию прибыл сам император Адриан. Убедившись на собственном горьком опыте, что северяне — слиш­ком серьезные противники, на быстрое поражение которых надеяться не приходится, император решил воздвигнуть мощный пограничный рубеж, который, выполняя функции оборонительного сооружения, одновременно являл бы собой символ римского могущества. Размеры вала поистине впечатляют. Протянувшийся вдоль север­ного берега реки Тайн на 122 километра (между современ­ными городами Карлайл и Корбридж), вал имеет ширину около 3 метров, а высота укрепления превышает 4 метра. Это своего рода уникальный памятник человеческому тру­долюбию, который воздвигали многие тысячи людей на протяжении всего восьми лет, с 122 по 128 год нашей эры.

          Адрианов вал не просто каменная стена. В это оборонительное укрепление входило шестнадцать крепостей. Кроме того, на расстоянии одной римской мили (равной 1481 метру) друг от друга в валу находились укрепленные форты, в которых несли службу гарнизоны численностью в полсотни человек, а каждый участок между фортами был усилен парой сторожевых башен, деливших его на три рав­ные части. Позднее были построены еще несколько допол­нительных крепостей. Масштабы сооружения свидетель­ствуют о том, что охрану северной границы провинции несли несколько десятков тысяч римских воинов.

             Строители Адрианова вала блестяще продумали систе­му коммуникаций: южнее вала была проложена дорога, по которой можно совершить пеший поход и в наши дни. Вместе с тем время и хозяйственная деятельность местных жителей — камни, из которых было сложено укрепление, веками широко использовались при строительстве — на­несли непоправимый урон Адрианову валу. В настоящее время на отдельных участках ведутся реставрационные ра­боты, и лучшее впечатление об этом уникальном сооруже­нии можно получить, посетив форт Хаустидс и пройдя от него до Стил-Ригг. На самом валу, а также в расположен­ных неподалеку от него населенных пунктах имеются исторические музеи, среди которых наиболее яркими экспо­зициями обладают Римский военный музей в Кэрворане и Античный музей университета города Ньюкасла-на-Тайне, где выставлена масштабная модель всего Адрианова вала.

            Римляне принесли на Британские острова свой уклад жизни. Привычные к относительному комфорту, они стремились как можно лучше организовать быт и на новом месте. Помимо крепостей и оборонительных валов они возводили виллы, располагая их преимущественно вдоль про­ложенных ими дорог и по берегам рек. Британские архео­логи нередко открывают остатки этих построек и в наши дни. Трудно сказать, как в точности выглядели эти здания, были ли они сложены из камня, или каменными были лишь основания стен вилл. Кровля, по-видимому, была черепичной. Пол постройки приподнимался над землей на массивных каменных опорах, чтобы нагретый в печи воз­дух мог циркулировать в замкнутом пространстве подвала и отапливать жилые помещения. Горячий воздух подни­мался вверх и по проложенным в стенах трубам. Такой способ обогрева жилища пришелся весьма кстати в довольно суровом британском климате тем, кто привык к лас­ковым лучам средиземноморского солнца.

           Римляне заботились не только об удобстве, но и о красоте своих домов. И сейчас в некоторых британских музеях можно полюбоваться римскими мозаиками, украшавши­ми полы и бассейны вилл (чистоплотные римляне привез­ли с собой обычай принимать ванны). Стремление сочетать приятное с полезным побудило новых хозяев острова окружать свои жилища великолепными яблоневыми и виш­невыми садами. Кстати, именно эти завоеватели привезли в Англию вишнёвое дерево. Завоеватели позаботились и о собственных развлечениях. В Камулодуне (ныне — Колчестер) появился первый в Британии римский театр, а в Беруламии (сейчас на его месте раскинулся город Сент-Олбанс) был воздвигнут амфитеатр, развалины которого можно увидеть и в наши дни.

             Около четырех столетии Римская Британия жила впол­не размеренной жизнью, но настало время, когда легионы потребовались для защиты самого Рима, и колонизаторы покинули свои островные владения.

Яндекс.Метрика Запчасти для снегоуборщиков