Страничка истории

          Первые люди появились на территории Уэльса не ранее 50 тысяч лет назад. Это были первобытные охотни­ки-собиратели, переселившиеся сюда из континентальной Европы. Около 10 тысяч лет назад в Уэльс пришла вторая волна переселенцев, обладавших навыками изготовления орудия труда из камня и железа. Однако те кельтские племена, от которых ведут свой род нынешние валлийцы, появились на этой земле лишь на рубеже II—I тысячеле­тий до нашей эры. Пришлые кельты обладали несомнен­но более высоким уровнем цивилизованности. Они сели­лись родственными группами, состоявшими из несколь­ких семей, и подчинялись своим правителям-друидам, олицетворявшим одновременно и духовную, и светскую власть. Древние кельты обносили свои поселения камен­ными оградами, служившими надежной защитой от вра­гов и диких животных. Позднее у них появились укреп­ленные поселения, которые располагались на возвышен­ностях и в дни опасности служили прибежищем для людей и домашнего скота. Среди древних кельтов были и земледельцы, и скотоводы, и ремесленники, славившиеся искусством обработки железа. Не только изготовленные ими украшения, но и обиходная утварь зачастую декори­ровались сложными узорами и изображениями фантасти­ческих птиц и зверей.

             Кельты были хозяевами Уэльса до прихода римлян. К 78 году нашей эры римляне одержали верх над кельтским вождем Карадогом. Затем они сокрушили власть друидов, полагая, что те подстрекают местное население к непови­новению. Друиды подвергались безжалостному истребле­нию. Например, в 47 году нашей эры были убиты друиды, собравшиеся на острове Англси. Завершив физическое и моральное покорение местных жителей, римляне постро­или вдоль побережья Уэльса цепочку крепостных соору­жений, в том числе и Сегонтий, от которого ведет свою историю сохранившийся до нашего времени замок Карнар­вон. Римские крепости были связаны между собой дорогами,которые существуют и в наши дни. Дошли до нас и остатки римских укреплений.

            Римляне занимались в Уэльсе земледелием, выращи­вая продовольствие для гарнизонов и вывозя его излишки в другие части своей огромной империи, а также выплав­ляли золото, серебро и свинец. Римское владычество в Уэльсе продолжалось в течение почти четырех столетий. В этот период началось проникновение христианства в Уэльс, однако подавляющее большинство кельтов продол­жало поклоняться языческим богам и богиням своих пред­ков.

             Полномасштабная христианизация Уэльса началась в VI веке. Среди тех, кто принес свет новой религии в Уэльс, был и христианский подвижник Давид, основавший в Ди- феде десяток монастырей. Причисленный к лику святых, святой Давид почитается как небесный покровитель Уэль­са. Его день широко отмечается в Уэльсе 1 марта. В этот праздник валлийцы по традиции украшают себя и свои дома желтыми нарциссами — своим национальным цвет­ком. Подлинные исторические сведения о жизни святого Давида отсутствуют, а в христианской житийной литера­туре он упоминается как великий постник, который из всех напитков признавал лишь воду. Народные предания повествуют, что мудрость этого святого человека была та­кова, что он понимал язык зверей и птиц. Впрочем, это качество приписывалось народной молвой едва ли не каж­дому из христианских подвижников.

            Ранние валлийские христиане поддерживали связи с ирландскими кельтами и миролюбиво отнеслись к появле­нию на своей земле нескольких поселений ирландских христиан. Эти поселения находились на северном и запад­ном побережьях Уэльса. Вероятно, они были уничтожены, когда в Уэльс вторглось северное племя годондинов, заво­евавшее провинцию Гуинет. Название этого современного валлийского графства происходит, согласно легенде, от имени предводителя захватчиков Куинеда.

           В период англосаксонского завоевания кельтский мир Великобритании оказался раздробленным. Кельты Уэльса оказались отрезанными и от своих сородичей на юго-западе и севере Великобритании. В этот период кельты Уэльса и стали называться валлийцами, что на древнеанглийском языке означало «чужестранцы», «чужаки». В тот же пе­риод сами жители Уэльса придумали себе наименование кимров, что означало «сограждане», «земляки». Именно в период англосаксонского завоевания, в 784 году, была проложена формальная граница, разделившая Англию и Уэльс. Это был земляной вал, построенный по приказу ко­роля Мерсии Оффы. Он прошел от устья реки Ди до устья реки Уай. Остатки вала Оффы можно увидеть и сейчас, более двенадцати столетий спустя. Нынешняя официаль­ная граница между Англией и Уэльсом частично проходит по этому древнему рубежу.

            Датское завоевание Британии практически не косну­лось Уэльса — лишь на его юго-западном побережье по­явилось несколько поселений викингов. С этого времени, в частности, сохранилось географическое название Скокхольм, четко ассоциирующееся со Скандинавией.

                К исходу I тысячелетия нашей эры Уэльс представлял собой феодально раздробленную страну. При этом в каж­дом из лоскутных княжеств выдерживалась одна и та же структура общественной организации. Княжества дели­лись на провинции, те, в свою очередь, на области, вклю­чавшие в себя несколько деревень — минимальных единиц структуры. Верховный правитель, князь, назывался «бренином». Его подданные делились на свободных и лично зависимых. При этом сохранялись некоторые пережитки родового строя, например семья несла коллективную от­ветственность за своих членов. Уникальность валлийского уклада жизни проявлялась в том, что на территории стра­ны не действовало характерное для всех прочих областей Европы право первородства. Таким образом, имущество' покойного отца разделялось между его детьми.

         Попытки покорения Уэльса Англией начались сразу же после прихода на остров норманнов. Вильгельм Завоева­тель предоставил своим баронам свободное право покорять и грабить сопредельную с Англией страну. Продвигаясь на запад, бароны-норманны вынуждали валлийских князей приносить им вассальную присягу, и к началу XII столетия вся равнинная часть Уэльса уже признавала власть при­шельцев. Независимость сохранял лишь горный север: горы всегда были надежной защитой для местного населе­ния. Пик национального сопротивления захватчикам при­шелся на XIII столетие, когда Уэльс оказался фактически объединенным против нормандских завоевателей. Нацио­нальное сопротивление возглавил князь Гуинета Ллевелин Великий, объявивший себя принцем и воеводой всего Уэльса. Английскому королю Генриху III не удалось до­стигнуть мирной договоренности с Ллевелином и заставить того принести ему вассальную клятву верности. Ллевелин начал искать поддержки Франции в своей борьбе против англичан. Это становилось опасным, и после очередного отказа Ллевелина признать себя подданным английского короля преемник Генриха III Эдуард I вторгся в Уэльс во главе огромного войска, и принц Уэльский Ллевелин был убит в сражении, а его брат Давид предан суду парламента, который вынес ему смертный приговор за государственную измену. С 1284 года Уэльс стал вассальным княжеством Англии.

             Насильственное присоединение Уэльса к Англии сопро­вождалось введением в покоренной стране английских по­рядков. Безусловно, вольнолюбивые валлийцы не могли безропотно снести выпавший им национальный позор. Последняя попытка добиться независимости была пред­принята жителями Уэльса в 1400—1405 годах. Ее возгла­вил Оуэн Глендоуэр, пользовавшийся авторитетом не толь­ко потому, что был мужественным и отважным человеком, но и потому, что в жилах его текла кровь нескольких вал­лийских княжеских родов. Мятеж валлийцев, недовольных хозяйничаньем англичан в их родной стране, достиг кульминации в 1404 году, когда Глендоуэр, объявивший себя принцем Уэльским, созвал свой первый парламент в местечке Махинллет на севере Уэльса. Желая укрепить свои позиции в борьбе с английской короной, Глендоуэр искал союза с противниками Генриха IV. В частности, в 1403 году он оказал поддержку восстанию семейства Перси, направленному против короля Англии. Несмотря на временные успехи, к 1405 году стало очевидно, что дело Глендоуэра потерпело поражение. Он был объявлен вне за­кона, но продолжал упорно сражаться против англичан. Дальнейшая судьба Глендоуэра окутана покровом неиз­вестности. Считается, что он скончался в 1416 году, однако точное время его смерти и тем более ее обстоятельства ос­таются загадкой.

              Глендоуэр стал персонажем народных валлийских ле­генд. Однако последствия его неудачного восстания пагуб­но сказались на дальнейшей судьбе народа. Валлийцам, например, было запрещено проводить народные собрания и носить оружие. Они подверглись дискриминации перед лицом закона. В частности, валлийцы не имели право су­дить англичан. Закон возводил искусственные преграды между представителями двух народов: его статьи предус­матривали, что англичанин, женившийся на уроженке Уэльса, терпел «поражение в правах» и в глазах закона приравнивался к согражданам своей супруги.

                Однако именно в Уэльсе родился человек, которому суждено было изменить жизнь этой страны. В грозном замке Пембрук появился на свет Генрих Тюдор, которому суждено было в 1485 году стать английским королем Ген­рихом VII. Взойдя на престол, новый монарх предоставил многие почетные должности своим землякам — предста­вителям валлийской знати. Генрих издал законы, уравни­вавшие в правах валлийцев с англичанами. В 1543 году между Англией и Уэльсом была заключена уния, по кото­рой Уэльс прекращал самостоятельное существование, а на его территории вводились в действие английские зако­ны. Княжество делилось на графства, в каждом из которых за соблюдением законов следили свои шерифы, несшие от­ветственность непосредственно перед королем, и мировые судьи из числа местных землевладельцев. Новые законы писались по-английски, судопроизводство также велось на английском языке. Экспансия английского языка стала могучим ударом по национальной культуре Уэльса: ан­глийский приобрел статус государственного языка, в то время как валлийский оказался на положении языка про­стонародья. Ситуация повторяла ту, которая сложилась в Англии после Нормандского завоевания: для того чтобы преуспеть в жизни, люди должны были разговаривать на чужом для них языке, и желающий добиться более высо­кого положения валлиец вынужденно переходил на ан­глийский.

     Валлийские землевладельцы были уравнены в пра­вах с английскими лендлордами и в немалой степени способствовали укреплению английских порядков в Уэльсе. В быту они ориентировались на знатных ан­глийских вельмож, их дети получали образование в Ан­глии и проходили выучку при королевском дворе и в домах первых пэров Англии, а сами владетельные вал­лийцы получили возможность заседать в английском парламенте. Валлийская знать стала активным провод­ником английского образа жизни, и национальные валлийские традиции в Уэльсе все больше подвергались попранию.

                 Существенные перемены в жизни княжества начали происходить в XVIII столетии. В Южном Уэльсе заработа­ли первые угольные шахты, началась добыча железной руды и ее промышленная переработка, выплавка чугуна, стали. В поисках лучшей доли жители окрестных деревень стекались в стремительно растущие промышленные горо­да, однако надежды на более высокие заработки сбывались крайне редко. 16-часовой рабочий день и нищенская опла­та труда, обеспечивавшая лишь полуголодное существова­ние семьям промышленных рабочих, послужили поводом для вооруженного восстания в 1831 году, вспыхнувшего в Мертир-Тидфиле. На подавление выступления рабочих была брошена регулярная армия. В Северном Уэльсе раз­вивалась добыча сланца. Шахтерский труд оплачивался очень дешево, и в рабочих семьях на шахтах трудились и стар и млад. К работе привлекались дети, едва достигшие пятилетнего возраста. В 1901 —1903 годах горняки Уэльса провели самую длительную забастовку в истории Соеди­ненного Королевства, которая, однако, не принесла ощу­тимых результатов.

                Все промышленные предприятия Уэльса находились в частной собственности. Нередко их хозяевами были состо­ятельные англичане, и социальные протесты уэльских ра­бочих так или иначе приобретали националистическую ок­раску. Да и вся вторая половина XIX века прошла в Уэльсе под знаком борьбы за предоставление княжеству самоуп­равления, так называемого гомруля (от английского homerule— домашнее правление). В этот период население Уэльса начало проявлять повышенный интерес к своей ис­тории, даже в высших слоях общества пришел конец ан­гломании и стало принятым гордиться валлийским проис­хождением. Подъем национально-патриотических чувств вызвал к жизни национальный гимн Уэльса «Земля моих отцов», сложенный в 1856 году. Появились периодические издания на валлийском языке. В 1872 году в Уэльсе от­крылся первый колледж университетского типа, представ­лявший собой филиал Лондонского университета. В 1893 году колледж был преобразован в независимый универси­тет Уэльса, обладающий правом присуждать ученые сте­пени. С большим воодушевлением в Уэльсе восприняли назначение первого в истории Соединенного Королевства валлийского премьер-министра Дэвида Ллойд Джорджа, возглавлявшего британское правительство с 1916 по 1922 год.

               Тех, кто приезжает в Уэльс, больше всего интересуют его исторические памятники — замки, которые в далекие времена воздвигли валлийские князья и английские заво­еватели. Здесь сохранились руины римских фортов и по­селений, основанных почти 2 тысячи лет назад, а также поселений древних кельтов. Огромное впечатление производят развалины средневековых монастырей и аббатств. Под защитой организации, именующейся «Уэльские ис­торические памятники», находится около 130 подобных объектов. Однако наиболее четкое и последовательное представление об истории  Уэльса можно получить в Музее истории, культуры и быта валлийцев, что находит­ся в Сент-Фэгансе, расположенном неподалеку от Кар­диффа.

Яндекс.Метрика Запчасти для снегоуборщиков