АМЕРИКА НА РУБЕЖЕ СТОЛЕТИЙ

   На рубеже веков американская экономика столкнулась с проблемой кризисов перепроизводства, однако промыш­ленность продолжала развиваться невиданными темпами. В начале XX века США вышли на первое место в мире по производству стали, чугуна, угля и нефти. Америка лиди­ровала по выпуску станков и разнообразного промышлен­ного оборудования, ни одна страна в мире не выпускала большего числа паровозов и автомобилей. Стремительно росла протяженность железных и шоссейных дорог. На­конец, США первенствовали в производстве электроэнер­гии (в XX веке оно стало одним из важнейших критериев состояния экономики государства). По объему промыш­ленного производства США превосходили совокупные до­стижения наиболее промышленно развитых европейских стран, Великобритании и Германии.

    В 1880 году благодаря высоким темпам иммиграции население США достигло 50 миллионов человек. Штат Нью-Йорк, куда прибывало большинство иммигрантов, первым превысил по численности населения 5-миллионную отметку. При этом до 40 процентов его жителей были иммигрантами. В занимающей второе место Пенсильва­нии проживало 4,2 миллиона человек. Характерной чер­той демографической картины внутри США оставалась высокая миграционная активность населения: люди по- прежнему отправлялись в поисках лучшей доли с востока на запад. Так, за предшествующее десятилетие население Калифорнии возросло на 50 процентов.

      К концу XIX века, по сравнению с периодом Граждан­ской войны, городское население Америки увеличилось с 16 до 30 процентов. Число городов с населением более 100 тысяч человек удвоилось. По-прежнему самыми круп­ными городами оставались космополитический Нью-Йорк, Бостон и Филадельфия. Росли новые промышленные го­рода-гиганты. Сталелитейные заводы Эндрю Карнеги сти­мулировали рост Питсбурга, Джон Рокфеллер превратил Кливленд в столицу нефтеперерабатывающей промышлен­ности, благодаря Филипу Армору и Густаву Свифту чи­кагские скотобойни стали поставлять мясо чуть ли не всей восточной части страны. Наметилась экономическая спе­циализация городов. Так, в Милуоки варили пиво, в Мин­неаполисе мололи зерно, Новый Орлеан специализировал­ся на рисе и сахаре, Мемфис — на хлопковом масле и т. д.

       В страну ежегодно въезжало до миллиона человек, ко­торые оседали прежде всего в крупных городах. Поэтому муниципальные власти сталкивались с проблемой пере­населенности. По оценкам журналиста Джейкоба Райэса, в 1892 году в Нью-Йорке в 37 тысячах квартир прожива­ло 1,2 миллиона человек. Перенаселенными были также Бостон, Новый Орлеан, Чикаго, Филадельфия.

     По результатам переписи 1910 года население США со­ставляло уже 91,9 миллиона человек. Из них 42 милли­она были горожанами, 50 миллионов — сельскими жите­лями. При этом 8,7 процента населения въехали в США в течение предыдущего десятилетия. Самые высокие темпы иммиграция имела в 1907 году, когда в США прибыло свыше 1 миллиона 285 тысяч человек. Более двух третей из них приехало по билетам, оплаченным их родственни­ками и друзьями или работодателями, живущими в США.

      Неиссякаемые потоки иммигрантов начинали вызывать тревогу у многих граждан США, боявшихся, что новые американцы станут их конкурентами в поисках лучшей доли. Однако 5 декабря 1905 года, выступая с ежегодным обращением к Конгрессу, президент Теодор Рузвельт (год спустя он стал первым американским лауреатом Нобелев­ской премии, получив ее за миротворческую посредниче­скую деятельность, которая помогла положить конец рус­ско-японской войне) специально отметил, что американ­цы не должны бояться большого притока иммигрантов и ни в коем случае не разжигать настроения против иммиг­рации. По мнению президента, прибывающие в США ино­странцы должны иметь желание учить английский, раз­делять американские ценности, стремиться повысить свой образовательный уровень, усердно трудиться и следовать американским законам.

      Между тем всего двенадцать лет спустя правительство пошло на введение ограничений на въезд для выходцев из Азии, за исключением японцев. Кроме того, запрещался въезд в страну неграмотным, алкоголикам и лицам, «пре­следующим аморальные цели».

      Перепись 1910 года показала, что иммигранты пред­ставляют собой весьма разношерстную публику. Наибо­лее благополучными являлись выходцы из Франции. Они получали хорошую работу и соответственно имели высо­кий уровень жизни. Свыше 35 процентов населения Нью - Йорка, получившего название «плавильный котел» из-за разнообразия языков, на котором говорили его жители, составляли иммигранты, в подавляющем большинстве живущие в нищете. В Нью-Йорк-Сити насчитывалось 340 тысяч итальянцев, 540 тысяч евреев, 2600 армян (еще 1900 — в Провиденсе и 1100 — в Бостоне). Доходы рядо­вых американцев были не так велики, в среднем — 1,5—доллара за 9-часовой рабочий день. В то же время это было значительно больше, чем оплата труда рабочих в Европе. Так, в России рабочий получал в четыре раза меньше.

     Уже к 1914 году в половине штатов Америки был зако­нодательно установлен 8-часовой рабочий день, а в неко­торых дополнительно действовали законы о социальном страховании работников в случае получения увечья или их гибели на производстве, а также об ограничениях в при­менении детского и женского труда. Эти законы были введены в результате длительной стачечной борьбы рабо­чих. Например, в 1912 году число забастовщиков превы­сило 1 миллион человек, а в 1914 году в штате Колорадо разразилась настоящая война между горняками и хозяе­вами шахт.

      Граждане США не могли похвастаться высоким обра­зовательным уровнем. Более половины лиц старше 25 лет не имели законченного школьного образования, и только 4 процента являлись выпускниками колледжей. Возмож­но, этим можно объяснить силу суеверий, прочно владев­ших умами американцев, и наивность их естественнона­учных представлений. Весной 1910 года в небе США ярко пылала комета Галлея, вызывая у населения страх и дур­ные предчувствия. Предприимчивые аптекари делали деньги, продавая «антикометные» снадобья. Курьезный случай произошел 18 мая в Чикаго: на крышу одного из городских трамваев упал какой-то тяжелый предмет, как впоследствии выяснилось — кирпич. Все, кто был в сало­не, услышав удар, с отчаянными воплями кинулись нару­жу, будучи уверенными, что на трамвайчик свалилась... сама комета.

       В перенаселенных городах наблюдался резкий рост пре­ступности. Однако преступники орудовали и на бескрай­них просторах сельской Америки. Самыми известными американскими бандитами конца века стали Малыш Бил­ли и Джесси Джеймс. Малыш (его настоящее имя Уильям Бонни) встал на путь порока в двенадцать лет, нанеся смер­тельную ножевую рану взрослому человеку в Сильвер- Сити. К 18 годам он превратился в известного конокрада, на совести которого была смерть 21 человека. Билли уда­лось арестовать в конце 1880 года, но он сумел бежать из тюрьмы. С этого момента его преследованием занимался шериф Пэт Гаррет, которому удалось настигнуть бандита в Форт-Самтере, штат Нью-Мексико, и прикончить его. Произошло это 4 июля 1881 года. Преступнику не испол­нилось и 22 лет.

     3 апреля 1883 года оборвалась жизнь 35-летнего Джес­си Джеймса, который в течение 15 лет грабил банки и же­лезнодорожные составы. Джесси погиб от руки двоюрод­ного брата, девятнадцатилетнего Боба Форда, входившего в его банду. Тот, по словам очевидцев, никогда не любил Джесси, а когда за поимку головореза была объявлена на­града в 10 тысяч долларов, решил разбогатеть, сдав его властям. Однако Форд не получил обещанной премии, так как испугался мести со стороны приверженцев убитого. Форд расстрелял Джеймса в его собственном доме, когда глава шайки занимался вполне мирным делом, обметая пыль с картин. Прибежавшей на шум жене убитого Форд сказал, что его пистолет выстрелил случайно, однако она ему не поверила. Выскользнув из дома родственника, Форд исчез в неизвестном направлении.

     С увеличением численности населения американские города начали расти вверх. Первое высотное 10-этажное здание — «Монток-билдинг» было построено в Чикаго в 1882 году, а два года спустя неподалеку от него вырос дру­гой «небоскреб» — здание страховой компании, построен­ное архитектором Уильямом Ле Бароном Дженни. Оно также было 10-этажным, но гораздо прочнее первой вы­сотки благодаря внутреннему стальному каркасу. Именно по этому принципу в дальнейшем возводились все осталь­ные американские небоскребы. Идея Дженни привела к тому, что с 1889 года в США начался промышленный выпуск стальных профилей, необходимых для строитель­ства высотных зданий. Широкомасштабное строительство высотных домов стало возможным также благодаря лиф­ту, изобретенному Илишей Отисом.

     Рост городов требовал решения многих насущных про­блем. Чтобы улучшить санитарное состояние городских кварталов, Америка начала строить мусоросжигательные заводы, первый из которых заработал в 1885 году.

    В 1890-е годы властно заявила о себе новая промыш­ленная и финансовая элита Америки. Американской ари­стократией стали промышленники-нувориши. Имена 400 наиболее состоятельных людей Америки публиковались в издаваемом в Нью-Йорке «Социальном регистре». Преж­де гораздо более скромные, чем европейцы, богатые аме­риканцы стали испытывать страсть к роскоши, кичась своими деньгами. Одним из самых достойных примене­ний средств считалось вложение их в недвижимость. В этот период началось строительство роскошных особняков.Бальная зала в нью-йоркском доме миссис Астор вмещала добрые четыре сотни гостей. В доме издателя Джозефа Пулитцера была не только бальная зала, но и крытый бассейн, однако хозяин считал свое жилище простым. «Непростые» дома следовало искать в Ньюпорте, штат Род- Айленд, который в это время превратился в излюбленное место летнего отдыха американских воротил бизнеса. Железнодорожный магнат Уильям Вандербильт построил для своей супруги мраморный коттедж за 2 миллиона долларов, истратив еще 9 миллионов на его обстановку. В миллионерских домах возросло число слуг. Например, нью-йоркскую резиденцию Эндрю Карнеги обслуживало почти восемь десятков человек.

    В миллионерской среде остро испытывали жажду не­обычных развлечений, вплоть до званых обедов для со­бак. Американским нуворишам хотелось затмить знать Старого Света. Те же Вандербильты отправились в Европу на собственной яхте, превосходящей своим убранством даже яхту британской королевы Виктории. Вместе с тем американские богачи мечтали породниться со старой ев­ропейской аристократией, которая продолжала относить­ся к заокеанским выскочкам свысока. И все же в Америке богатство восторжествовало над древностью рода.

     Люди более скромного достатка довольствовались та­кими невинными развлечениями, как, например, посеще­ние новомодных кафетериев — первых предприятий быст­рого питания, где клиенты обслуживали себя сами, без помощи официантов. Первый ресторан самообслуживания заработал в 1893 году в Чикаго: его посетители должны были пройти вдоль прилавка, выбрать себе еду и самосто­ятельно отнести ее на столик. Выгода для посетителей была двойной: они экономили время на ожидании офици­анта и деньги на оплате его труда. Кроме того, необычное всегда нравится. Кафетерии были выгодны и для владель­цев, которым не надо было нанимать официантов.

       Конец века ознаменовался рождением таких распрост­раненных символов американского образа жизни, как кока-кола и пепси-кола. Кока-кола была изобретена в мае 1886 года в Атланте, штат Джорджия, Джоном Ститом Пембертоном, основавшим компанию по выпуску этого то­низирующего напитка. Сперва его продавали в аптеке доктора Джейкобса — не более 13 стаканов в день. Кока- колу расценивали как лекарственное средство, помогаю­щее при целом букете напастей — от простуды до истери­ческих состояний. Мода на кока-колу быстро распростра­нилась, однако уже в начале 1890-х годов некоторые уче­ные забили тревогу. Врач Альбрехт Эрленмейер назвал напиток «третьим бичом человечества» после морфия и алкоголя, а в медицинских журналах появились публи­кации о том, что новое лекарство может привести к зави­симости от кокаина. Как, однако, по-разному можно ин­терпретировать рекламные призывы в духе «чем больше пьешь, тем больше хочется»! Пример создателя кока-колы оказался заразительным. В 1898 году Калеб Брэдэм из городка Нью-Берн в Северной Каролине изобрел похожий по вкусу и действию напиток, назвав его «Напитком Брэ­да». Это старое наименование сейчас напрочь забыто, но сменившее его название пепси-кола известно во всем мире.

    В 1894 году в пенсильванском городке Ланкастер изго­товитель карамелей Милтон Херши начал выпускать пря­моугольные шоколадные плитки. Их стоимость была не­велика, и благодаря Херши шоколад прочно вошел в по­вседневную жизнь американцев.

    К концу XIX столетия Америка подошла с весьма пе­чальным итогом: белые почти полностью истребили аме­риканских бизонов. До того как в центральных областях Америки развилось мясное животноводство, эти живот­ные были главным источником мяса для местных жите­лей — в бескрайних прериях паслись их несметные ста­да. Однако к концу XIX века безобидные бизоны были практически истреблены. По оценкам натуралистов, к 1893 году в США осталось не более тысячи бизонов. А всего тридцать лет назад их поголовье оценивалось в 13 миллионов. Уничтожение бизонов началось в 1867 году с началом интенсивного железнодорожного строи­тельства. Их убивали не только из-за мяса и ценных шкур, но ради простой забавы. В одном только 1873 году погибло около 3 миллионов животных. Их отстреливали прямо из поездов.

     В то же время на рубеже веков в сознании американцев все больше укреплялась идея о необходимости защиты природы. В 1908 году правительство объявило о создании комиссии по охране природы, которую объявили нацио­нальным достоянием. В состав комиссии вошли губерна­торы штатов и «представители общественности», причем весьма специфические, — железнодорожный магнат Джеймс Хилл, известнейший производитель стали Эндрю Карнеги и другие богатейшие люди Америки.

Яндекс.Метрика Запчасти для снегоуборщиков