ПИОНЕРЫ КОЛОНИЗАЦИИ НОВОГО СВЕТА

           Пионерами колонизации Нового Света выступили ис­панцы. Довольно быстро они обследовали и значительную часть Южной Америки, и южные области Североамери- канского континента. Одним из величайших землепроход­цев был Васко Нуньес де Бальбоа (ok. 1475—1119), удо­стоенный титула «правитель Южного моря»  за то, что пер­вым из европейцев вышел к Тихому океану. Открытие Бальбоа послужило прологом к первому кругосветному плаванию, совершенному экспедицией португальца Фер­динанда Магеллана (ок.1480—1521) в 1521—1522 годах.

              В Пасхальное воскресенье 1513 года испанец Хуан Пон­се де Леон (1460—1521) высадился на северо-восточном побережье полуострова, который он назвал «Паска Фло­рида», т. е. «цветущая Пасха», основав там колониальное поселение. Его соотечественник Эрнан Кортес (1485— 1547) покорил Мексику, а Франсиско Писарро (ок. 1475— 1541) обнаружил месторождения золота и серебра в Перу. Эрнандо де Сото (ок. 1496—1542), участвовавший в заво­евании Перу, впоследствии совершил экспедицию по тер­риториям современных южных штатов США — Джорд­жии, Южной Каролины, Алабамы, Миссисипи и Теннес­си. Де Сото стал первым человеком, который в мае 1541 года увидел величайшую реку Америки. Одновременно с де Сото его соотечественник Франсиско де Коронадо (ок. 1500—1554) исследовал территории современных Аризоны, Нью-Мексико, Техаса, Оклахомы и Канзаса. Он первым из европейцев прошел через Великие равнины почти до 41-го градуса северной широты. В дальнейшем, начиная с 1582 года, испанские миссионеры основывали католические миссии в Нью-Мексико, а с 1687 года и в Калифорнии. Об этом красноречиво говорят топонимы тех мест: Санта-Барбара, Сан-Франциско и другие населенные пункты на юго-западе США, названные в честь святых, на­чинали свою историю как христианские миссии испанцев.

                  Однако испанцы почти сразу утратили монополию на владычество в Новом Свете. Живейший интерес к приоб­ретению заокеанских колоний проявляла Португалия. Как мы уже знаем, Веспуччи принимал участие в португаль­ской экспедиции, а в 1500 году португалец Педру Кабрал (1467—1520) открыл Бразилию. В 1497 году Генрих VII Английский также повелел находившемуся на английской службе генуэзцу Джону (Джованни) Каботу (ок. 1450 — ок. 1498) отправиться на поиски западного пути в Индию, с оговоркой, что он волен плыть на запад, на восток или на север, но не на юг, где простирались владения Испа­нии, которая в то время являлась союзницей Англии. Из­начально повелось, что территориями Нового Света могла пользоваться только та страна, которая основала там свои поселения и закрепила за собой новые земли. Испания за­прещала иностранным судам вход в ее гавани по другую сторону Атлантики. К своим владениям она относила всю Южную Америку, кроме Бразилии, которую Папа Алек­сандр VI закрепил за Португалией. Следуя указаниям английского короля, Кабот на крошечном корабле «Мэ­тью» с экипажем из 53 человек стал первым европейцем, достигшим берегов Северной Америки. Он дошел до Но­вой Шотландии, застолбив ее для английской короны. Во время второго плавания «к Азии», стоившего Каботу жизни, отважный мореплаватель прошел несколько сотен километров вдоль неизвестной земли Северной Америки, но золота так и не нашел. Англия получила в собствен­ность кусок неприветливой скалистой земли, в которой, казалось, вовсе не нуждалась. Лишь во второй половине XVI века, когда Англия стала протестантской страной, враждебной католической Испании, она всерьез заинте­ресовалась заморскими колониями.

              Моряки-протестанты не желали считаться ни с автори­тетом Папы, ни с представлениями «донов». В Америку английских морских волков гнала не только жажда гра­бежа богатых колониальных поселений или груженных сокровищами Нового Света испанских галеонов, направ­лявшихся в Европу, но и желание торговать с колониста­ми. Тем более что в коммерции они нащупали золотую жилу: для обработки плантаций Нового Света нужна была рабочая сила. Попытки колонизаторов приучить к сель­скому труду индейцев не увенчались успехом — те либо убегали, либо умирали от перенапряжения или болезней, завезенных в Америку европейцами. Зная о дефиците рабочих рук в Новом Свете, английские моряки занялись работорговлей: захватывали чернокожих на западном по­бережье Африки и везли их за океан на невольничьи рын­ки Вест-Индии. Характерно, что представители обеих христианских конфессий не задумывались о нравственном аспекте работорговли, видя в неграх лишь живой товар.

                 Самым прославленным английским мореплавателем XVI века был Фрэнсис Дрейк (1540—1596). Свою морскую карьеру он начал с работорговли, но отказался от этого занятия после первой же поездки в Новый Свет. Его го­раздо больше привлекали налеты на испанские поселения, что он считал богоугодным делом. В 1577 году Дрейк не­ожиданно обрушился на испанские колонии на Тихооке­анском побережье Южной Америки, а затем, стремясь из­бежать столкновений с испанскими галеонами, весьма ве­роятными у Атлантического побережья континента, повторил кругосветное путешествие экспедиции Магелла­на, вернувшись в Англию только в 1580 году.

                     С каждым годом английские морские волки чувствова­ли себя все увереннее и увереннее, бороздя просторы омы­вающих Великобританию морей и Атлантического океана и увеличивая богатство своей родины. Тем временем дела Испании оставляли желать лучшего. К середине 1570-х годов стало ясно, что всех сокровищ Нового Света не хва­тит для того, чтобы Филипп II Испанский сумел осуще­ствить свою мечту и вернуть всю Западную Европу в лоно католической церкви. Расходы, связанные с войной в Ни­дерландах, порядком опустошили испанскую казну. Ис­пания была слишком занята делами в Нидерландах, что­бы планировать вторжение в протестантскую Англию. Не страшна была англичанам и давняя соперница Франция, где король Генрих III не знал покоя из-за раздиравших страну религиозных войн и усиления позиций дома Гизов. Все это создавало благоприятные предпосылки для освоения Англией сокровищ Америки.

Яндекс.Метрика Запчасти для снегоуборщиков