СТОЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ

           Американцы торжественно праздновали оба круглых юбилея своей страны — столетие и двухсотлетие со дня провозглашения независимости США.

          Центром первых юбилейных торжеств по праву стала Филадельфия. Именно там 10 мая 1876 года под торжественный звон тринадцати огромных колоколов (по числу старейших штатов) и грохот юбилейного салюта из ста ору­дий открылась выставка, посвященная столетию со дня провозглашения независимости США. Любопытно, что на открытии прозвучал и хор «Аллилуйя!» из «Мессии» Ген­деля, которым открывалась в 1851 году первая Всемир­ная промышленная выставка в Лондоне. Таким образом, Новый Свет явно демонстрировал, что ни в чем не уступа­ет Старому. Выставку открыли президент Улисс С. Грант и бразильский император Педру II, первый в истории мо­нарх, ступивший на землю США.

            Решение о проведении этой выставки было принято Конгрессом США еще за пять лет до юбилея, а строительство павильонов для нее началось в праздничный день 4 июля 1874 года. Выставку решили провести на террито­рии огромного Фейрмонт-парка в Филадельфии.

          Как и лондонская выставка 25-летней давности, экспозиция в Филадельфии была призвана подтвердить техни­ческое и экономическое могущество США. Хотя на выстав­ку прибыли представители еще почти 60 стран мира, без­условными фаворитами были американские участники. К числу самых популярных экспонатов, представленных аме­риканцами, относились печатный станок, работающий круглосуточно и способный не только печатать текст на обеих сторонах листа, но и обрезать листы и складывать их пополам, холодильник, в котором продукты охлажда­лись не кубиками льда, а циркулирующим по трубам ам­миаком, а также самый крупный в мире паровой двига­тель инженера Джорджа Корлисса из штата Род-Айленд.

           25 июня 1876 года внимание посетителей выставки при­влек изобретатель и учитель школы для глухих Александр Грэхэм Белл (1847—1922) из Бостона, демонстрировавший в действии свое детище — телефон. Новинка не пользова­лась особым вниманием до тех пор, пока ею не заинтере­совался дон Педру II, который входил в состав комиссии по отбору лучшего экспоната. Его поразило, что он слы­шит в трубке голос Белла — тот прочел его величеству монолог Гамлета. Пораженный император вскричал: «Он действует!»

           Этот возглас решил судьбу телефона Белла. Скромный учитель отважился на участие в выставке благодаря настояниям своих знакомых —Гардинера Хаббарда и Томаса Сэндерса, надеявшихся начать производство телефонов. Действительно, реакция Педру II привлекла к телефону множество любопытных. Белл провел серию публичных демонстраций действия аппарата и в 1877 году смог создать акционерное общество «Белл телефон компани», обслуживавшее вначале лишь 778 абонентов. При этом на службе в компании состоял только один постоянный сотрудник — Томас Уотсон, за год до того принимавший деятельное участие в публичных демонстрациях телефона.

            Если телефон был одним из самых перспективных экс­понатов, которому вскоре предстояло коренным образом изменить жизнь не только американцев, но и всего чело­вечества, то самым запоминающимся экспонатом выстав­ки стала работа французского скульптора Огюста Бартоль­ди — гигантская рука, сжимавшая факел: так Америка впервые познакомилась с частью статуи Свободы, кото­рую в 1886 году установили на острове Бедлоу в Нью-Йорке и которая теперь стала главным символом США.

            Огюст Бартольди, тогда еще никому не известный скульптор, задумал создать статую «Свободы, освещающей мир» еще в 1865 году. В 1871 году он побывал в Америке, где, как ему показалось, нашли свое воплоще­ние республиканские принципы свободы, равенства и брат­ства, провозглашенные в дни Великой французской рево­люции 1789 года. Когда корабль, на котором плыл Бар­тольди, входил в нью-йоркскую гавань, скульптор увидел остров Бедлоу и решил, что именно здесь должно встать его детище. Вернувшись в Европу, он узнал, что ряд аме­риканских и французских бизнесменов-республиканцев готовы поддержать его проект. Во Франции деньги на подарок США собирали всенародно. Всего — 450 тысяч долларов. Тем временем американцы начали сбор средств для постройки пьедестала. Было собрано 350 тысяч дол­ларов.

            Для поддержки колосса нужна была внутренняя опорная конструкция, которую сделал инженер Гюстав Эй­фель, впоследствии прославившийся как создатель знаме­нитой парижской красавицы башни, — единственный человек, который мог бы назвать себя причастным к со­зданию памятников, ставших всемирно признанными визитными карточками двух стран. Конструкция Эйфеля состояла из отдельных чугунных ферм, поэтому ее удобно было переправить в Америку.

Яндекс.Метрика Запчасти для снегоуборщиков