«ЗОЛОТАЯ ЛИХОРАДКА» 1849 ГОДА

          К середине XIX века в Калифорнии обосновалось несколько тысяч переселенцев с востока США. Однако в 1850 году ее население многократно возросло, так как за один только 1849 год туда приехало около 80 тысяч человек.

         Все началось с того, что в начале 1840-х годов некий владелец ранчо в Калифорнии обнаружил золотой песок... на корнях выкопанной им луковицы. В 1848 году Джеймс Маршалл случайно нашел крупинки золота на дне Американ-ривер, в 50 милях от Сакраменто. Любопытно, что известие об этой находке, напечатанное газетами Сан-Франциско, было воспринято читателями равнодушно. Тогда еще мало кто думал о возможности обогатиться посредством добычи золота. Однако местные жители были заинтересованы в притоке людей в Калифорнию — это было выгодно прежде всего владельцам отелей, салунов, магазинов и т. п. Трудно сказать, как развивалась бы ис­тория калифорнийской «золотой лихорадки», если бы не предприимчивость бакалейщика, главы общины мормо­нов Сан-Франциско Сэма Бреннана. Он несколько раз про­несся по улицам города на взмыленном коне, истошно вопя: «Золото! Золото в Американ-ривер!!!» Он достиг желаемого эффекта: известие о находке напечатала газета «Нью-Йорк геральд», и в Калифорнию потянулись нескон­чаемые потоки искателей счастья.

           В 1849 году «золотая лихорадка» охватила и саму Калифорнию. Только малые, старые да чересчур ленивые ка­лифорнийцы устояли перед искушением принять участие в поисках желтого металла. Сан-Франциско, крупнейший в то время населенный пункт Калифорнии, опустел как минимум наполовину, в то время как оставшаяся на мес­тах половина жителей успешно обогащалась, предостав­ляя услуги наводнявшим Калифорнию золотоискателям. За калифорнийскими старателями закрепилось прозвище «форти-найнеры» («люди сорок девятого года»).

            «Золотая лихорадка» буквально сводила людей с ума. Некоторые продавали все, что у них было, только бы поскорее добраться до Калифорнии. Путей было несколько. Можно было пересечь Великие равнины в обтянутом па­русиной фургоне, можно было сесть на корабль в каком-нибудь порту на Атлантическом побережье и добраться до Панамского перешейка, а оттуда пробираться пешком че­рез дикие джунгли. Наиболее безопасным был морской путь, в обход Южной Америки (Панамский канал еще не был даже спроектирован), но такое путешествие имело два существенных недостатка: оно было и дорогим, и дол­гим — до пяти месяцев. И тем не менее корабли, направлявшиеся из портов Атлантики в Калифорнию, брали штурмом. В гавани самого Сан-Франциско вскоре замер­ли на якоре опустевшие суда: доставив груз в Калифор­нию, экипажи бросали их на произвол судьбы, устремля­ясь на берег добывать золото. Каждый надеялся найти свое Эльдорадо.

           Многим действительно везло, и люди стремительно пре­вращались в богачей. Однако далеко не всем удавалось со­хранить обретенное богатство или хотя бы жизнь. Запад все еще был диким, и на нем царил диктат силы. Застол­бивший наиболее перспективный участок мог быть запро­сто убит менее удачливыми конкурентами, постоянно воз­никали склоки между компаньонами. Предприимчивые люди открывали в это время салуны, где старатели охот­но расплачивались за традиционный стакан виски не бу­мажными долларами, а мешочками с золотым песком. Житель Орегона Хендерсон Льюеллинг сколотил состоя­ние, продавая изголодавшимся по фруктам старателям яблоки по немыслимой цене — 5 долларов за штуку. На торговле в Калифорнии сделал состояние и основатель знаменитой фирмы по производству джинсовой одежды Ливай Страус, начавший продажу первых джинсов — прочных штанов из грубой хлопчатобумажной ткани, не­заменимых в условиях, когда старателям приходилось не только рыть землю или просеивать золотоносный песок в ручьях и речушках, но и жить в построенных на скорую руку хижинах или палатках, а то и вовсе спать под от­крытым небом.

            Благодаря «золотой лихорадке» 1849 года население Калифорнии заметно увеличилось, началось ее превращение в тот благословенный край, которым она является в наше время.

Яндекс.Метрика Запчасти для снегоуборщиков